Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
18:59 

Ничего не чувствую. Часть 1. Тяжелый день Дейдары

haru-no-sakura
Представляю вашему вниманию еще один очень хороший фанфик. Кто еще не знаком с ним, почитайте, не пожалеете =)

Название: Ничего не чувствую
Автор: Идэ Фикс
Бета: Shmiglaglazik (часть 2, главы 2 и 3); asmodian-82 (часть 3, глава 2)
Дисклеймер: герои и вселенная принадлежат Кишимото Масаши
Пары/Персонажи: Сасори/Сакура/Дейдара
Рейтинг: NC-17
Жанр: приключения, романтика
Предупреждения: фанфик содержит нецензурную лексику.
Размер: макси
Статус: в процессе
Разрешение автора на размещение: получено
Краткое содержание: данный фанфик повествует о самом, зачастую, навязчивом желании человека: убежать от всего. Приятного чтения).
Оглавление:
Часть 1. Тяжелый день Дейдары
Часть 2. Это нора, да...
Часть 3. Театр это взрыв!
Часть 4. Дейдара, все из-за тебя!
Часть 5. Куда приводят все дороги

Глава 1


Дейдара был в отвратительном расположении духа. Несмотря на все возможности его неунывающей натуры даже он имел свой предел. Вид у подрывника был изрядно потрепанный: плащ ободран, волосы, обычно аккуратно убранные в хвост, ниспадали на плечи непонятными замусоленными прядями, руки (вернее то, что от них осталось) безвольно болтались по бокам, разрываемые приступами боли. Впрочем, к чему-чему, а к боли Дейдара привык давно и теперь не обращал на это особого внимания. Хотя, будь он в более приятной ситуации, то непременно бы нашел время себя пожалеть или даже пожаловаться немного Сасори-но-Данна, который все равно почти его не слушал, что не удивительно: Дейдара замолкал только по праздникам, даже во сне он что-то бормотал себе под нос, а Сасори имел крайне ограниченный запас терпения и еще меньший запас желания с кем-то говорить. Но сейчас Дейдара молчал, а Сасори был мертв. Подрывник знал это наверняка, но, несмотря на свою уверенность, он с обреченным видом брел в сторону временного места сбора Акацки, изредка останавливаясь и все глубже погружаясь в свои безрадостные мысли. Он думал о том, что совершил ошибку, когда так опрометчиво решил, что справится с очередным джинчурики. Дейдара был неисправим, и, даже сейчас, списывал свою неудачу на то, что джинчурики погнался за ним не один. Однако его терзало не только сомнительно чувство вины. Дейдару посетила нелепая идея о том, что сейчас, когда Господин Сасори мертв, Пейн может задуматься и принять-таки Тоби в их организацию, а еще хуже поставить этого никчемного недошиноби к нему в напарники! Быть в одной команде с недоумком, который уже сегодня успел внести свой весомый вклад в его и без того паршивое настроение — это было выше его сил.
Чем ближе Дейдара подходил к пещере, тем мрачнее он становился. В конце концов, перед ним неожиданно вырос ранее защищенный печатью, а ныне самый обычный вход. Дейдара обреченно вздохнул и зашел внутрь.

***

«Что со мной… Что я вижу? Что я чувствую?... Ничего не вижу… Ничего не чувствую…»
— Что…
— Поднимайся! Отвечай! – резкий неприятный голос вывел его из замкнутого круга собственных вопросов.
Сасори сделал попытку подняться, но она, разумеется, была бесполезной: у него не было тела. Зато он мгновенно все вспомнил. Вспомнил бой с той девчонкой и бабулей Чие, вспомнил, как девчонка отчаянно боролась за жизнь, вспомнил даже её имя “Сакура” и, секунду спустя, вспомнил еще кое-что: свою смерть.
«Я мертв...»
— Где я?! – выкрикнул Сасори, но не услышал своего голоса.
«Значит смерть это все-таки не конец всему... Не конец моего пути».
Ответа не последовало. Сасори сосредоточился на своих ощущениях: их не было, абсолютно никаких, он вообще ничего не чувствовал, впрочем, это было для него не ново. Ничего не чувствовал он уже давно.
— Отвечай!
«Я не могу ответить».
Раздалось неприятное, леденящее душу шипение, возможно, оно было далеко, а возможно, совсем рядом, понять было нельзя, но постепенно Сасори осознал, что оно имеет смысл, также как и обычные слова.
— Слышшшу тебя, чувсссствую тебя. Что ты с собой ссссделал, жалкое подобие ччччеловека? Что тебя дершшшшит там, на земле... И НЕ ДАЕТ МНЕ ТЕБЯ ЗАБРАТЬ?!

Мир взорвался. Дикий нечеловеческий вопль, полный безысходной ненависти и гнева, казалось, разорвал в клочья даже ту пустоту, которой был окружен его дух. И внезапно он почувствовал неподдельный панический страх. Чувство, давно позабытое им, целиком затопило остатки сознания. Сасори готов был поклясться, что еще минута, и он сойдет с ума.
«Я... Сасори...»
— Сасссори...
«Слышит... мои мысли? Скорее бы все закончилось... Скорее бы! Я не могу больше! Я хочу покоя!»
— Ссссасори... — голос стал тихим и снова начал сливаться со зловещим шипением. — Что ты такое Сссасори? Гдеее твоя душа, Сссасори? Где она?.. Только намекни мне... И я тебя избавлю от мук. Ты получишь долгожданный покой. Куда ты её спрятал?..
«У меня её нет».
— ЛОЖЬ!
«Отпусти меня. Я не знаю ответа на твой вопрос».
— Ты лжешь! Кто ты?!
«Я... человек, который не смог до конца стать куклой...»

***

Как только Дейдара шагнул в полумрак пещеры, на него навалился запах еще не осевшей пыли, хотя прошло уже более шести часов. Подрывник закашлялся, но не остановился, он уже узнал вдалеке знакомые блекло-красные волосы своего бывшего напарника. Сердце Дейдары предательски кольнуло. Глубоко в душе он надеялся, что тот жив, но Сасори не дышал. Он лежал в самом центре какой-то печати, окруженный бесчисленными обломками кукол. Дейдара вздохнул.
— Хм, я вижу, Вы так просто не сдались, Сасори-но-Данна. Я и не ожидал другого, да, — он ткнул тело носком ботинка, чтобы перевернуть его на спину. Глаза были закрыты, но лицо не выглядело бледным, Дейдаре даже показалось, что оно куда более здорового цвета, чем обычно. Он отогнал эту безумную мысль и опустился на одно колено рядом с телом, глупо подумав, что так будет лучше слышно.
— Как так, господин Сасори? Как так вышло, что Вы проиграли? Я ведь ни в чем не виноват, да! Я не виноват, и не надо молчать вот так с укором! Я был уверен, что Вы даже не заметите, как расправитесь с ними. Этого просто не может быть, да... — Дейдара сам не ожидал от себя такого душераздирающего монолога, но это нахлынуло как-то само, и он не никак не мог выговориться, хотя уже не раз повторил все сказанное.

***

«Я... человек, который не смог до конца стать куклой...»
— Мне не понятно. Не понятно... Не понятно... Не понятно...
Эти слова шипели снова и снова, а когда, казалось, прошла целая вечность, все резко стихло, и в полной тишине Сасори услышал нежный женский голос:
— Мне нет до тебя дела, Акасуна но Сасори. Сдохнешь дважды, раз ты так этого желаешь. Нимпу!
«НЕТ!»

***

— И вообще! Вы же сильнее меня! Вы же Мастер Марионеток! И!... Что с вашими руками?... — Дейдара замолчал, все ниже склоняясь над кукловодом, чтобы рассмотреть получше то, что его так заинтересовало.
«Я отчетливо вижу взбухшую под кожей вену... Ничего не понимаю…»
— Дейдара, что ты ко мне льнешь?
— ААА!!! — Дейдара даже не догадывался, что может подпрыгнуть на такую высоту из положения "сидя". Он, дико озираясь, шарахнулся в сторону от тела Сасори, которое тем временем совершило попытку привстать, но преуспело только в том, чтобы опереться на локти.
— Не кричи, у меня и без тебя голова раскалывается.
— Что это!?
— Я же сказал не кричать!
Сердце Дейдары бешено колотилось, руки тряслись, глаза выглядели абсолютно ошалелыми: перед ним ожил труп. Сасори скривился от боли и тут же сделал вывод, что его лишили самого удивительного произведения искусства: его кукольного тела.
— Ксо... Не понимаю, что произошло, но, судя по всему, я жив... — Акасуна перевел взгляд на насмерть перепуганного напарника, того по-прежнему колотила явная дрожь. Он стоял в стороне, не решаясь что-либо сказать или спросить, но Сасори знал, что это лишь затишье перед бурей, поэтому заранее приготовился. Ждать долго не пришлось.
— Господин Сасори! Какого черта! Вы же были мертвы, да! Я час сидел над Вашим телом! Что это значит? Что с Вашими руками? Почему Вы не добили старуху с девчонкой, если были живы?! — Дейдара на секунду замолчал, чтобы набрать порцию воздуха в легкие, так как выпалил все это на одном дыхании. — А я, между прочим, я руку потерял, да! — зачем-то добавил он и в доказательство повернулся боком, чтобы было видно торчащие из сумки с глиной посиневшие пальцы. Сасори безразлично взглянул на оторванную часть тела и закрыл глаза. Сил не было даже на то, чтобы оставаться в сознании, не то, что на длительные объяснения, в которых он сам нуждался ничуть не меньше Дейдары.
— Вернем руки. Сейчас надо убираться отсюда. У меня дурное предчувствие.

***

— У меня дурное предчувствие.
— Сакура-чан, почему ты остановилась? Пойдем, скорее, мы уже отстали! — Наруто непонимающе вглядывался в глаза розоволосой куноичи.
— Нет, идите без меня. Я вас догоню, — твердо ответила Сакура, отсекая все возможные возражения.
— Сакура! Ты измотана! Тебе нужен отдых! Посмотри на себя, ты еле держишься на ногах! — не унимался Наруто, активно жестикулируя. — Куда ты собралась идти в таком состоянии?
— Не важно. Идите без меня, я догоню вас через пару часов, — куноичи постаралась стереть с лица усталость хоть на несколько секунд. — Все будет хорошо, я обещаю, — мягко добавила она.
— Но, Сакура...
— Иди.
Наруто обреченно вздохнул и начал уходить, но вдруг остановился.
— Будь осторожна.
— Разумеется.
Через несколько секунд Наруто уже не мог различить её быстро удаляющуюся фигурку среди густой листвы деревьев.

***

— Убираться... Легко сказать, сложно сделать! Понести я Вас не смогу, а сами Вы вряд ли способны идти, да... — Дейдара развел руками и тут же поморщился от резкой боли. Сасори, все еще не открывая глаз, кивнул какому-то своему решению.
— Полетим. Глина у тебя есть.
— Глина есть! А как я, по-вашему, слеплю птицу?
— Как-нибудь исхитримся. Подойди ближе. — Дейдара нерешительно приблизился к Сасори и снова присел рядом с ним, теперь живым и говорящим.
Все было похоже на какой-то несуразный глупый сон. Если бы он знал, что в следующую секунду сделает Сасори, он бы хорошо подумал, прежде чем совершить этот опрометчивый поступок. Кукловод тем временем собрал последние силы и, набрав в ладонь глины, бесцеремонно сунул её в рот Дейдаре, который как раз собирался что-то сказать. Тот возмущенно промычал какую-то несуразицу, но глину не выплюнул (в конце концов, не привыкать).
— Ничего, ничего... таково уж "искусство" на вкус, — позлорадствовал Сасори.
Дейдара, разумеется, промолчал. Прошло несколько минут, и все было готово, пусть и не в лучшем качестве. Подрывник уже собирался выплюнуть свое кривоватое творение, когда где-то сзади раздался сдавленный вскрик. Оба Акацки обернулись, и Сасори встретился взглядом с онемевшей Сакурой. Воцарилась напряженная тишина, Дейдару она напрягала больше всех, но он ничего не мог поделать, он жевал.
«Главное не промахнуться», — когда Сакура сделала несколько шагов назад, а Дейдара был готов устроить настоящий "бум!" тишину нарушил голос кукловода:
— Не надо, Дейдара.
— Ммм?!
— Не надо. Пусть уходит.
— Не помиаю, мм мммчму?
Сасори не разобрал ни слова. Сакура вглядывалась в его лицо, пытаясь понять, в чем подвох. Но ничего не происходило. Все те же глаза с поволокой спокойно глядели на неё из-под красных неровных прядей челки. Она как зачарованная несколько мгновений смотрела в них безотрывно.
«Не может быть…» — напряжение нарастало с каждой секундой.
— Пусть уходит, Дейдара.
— Вы живы?.. — к Сакуре, наконец, вернулся дар речи, но вопрос был глупым. Сасори совершенно точно был жив. Что-то в нем было не так, но она не могла понять, что именно. Сделать шаг не представлялось возможным.
«Я ничего не понимаю…»
— Уходи! Живо! – резко прервал её мысли Сасори. – Уходи!
Прошло еще несколько мучительно долгих секунд. Куноичи моргнула, приходя в себя. «Бежать! Бежать прочь отсюда!»
— Сакура-чан! — все трое в панике уставились на вход в пещеру. Сакура, которая только попятилась назад, снова, будто вросла в землю. Дейдара чуть не подавился глиной.
— Наруто! Стой там, я сейчас выйду! — выпалила она, но было поздно — голубоглазый мальчишка уже влетел внутрь и застыл на месте, пытаясь понять, что происходит, наконец, его взгляд остановился на Дейдаре и глаза лисенка стали приобретать пурпурный оттенок.
— Ублюдок! Не думал что встречу тебя так скоро! Тебе конец!
— Стой, Наруто!
— Каге Бунши но Дзютсу! — теневые клоны один яростней другого уставились на подрывника в предвкушении расправы. Дейдара перестал жевать. С каждой секундой ситуация в которой он оказался, приобретала все более дерьмовый оборот.
— Учитель Какаши!
— Что здесь происходит? Шаринган!
— Сила молодости нас не подведет, Ли! Вперед!
— Да, учитель!
— Оу!
— 64 касания небес!
— Тен-Тен, по команде!
— Ублюдки!
— ХВАТИТ!!! — отчаянно завопила Сакура. Теперь все дружно уставились на неё. Все, кроме Сасори, который мысленно смирился с любым поворотом событий и просто ожидал конца. Дейдара выплюнул глину, но взрыва не последовало:
— Паршивый денек, Господин Сасори, да...
— Определенно.

Глава 2


Сакура открыла глаза. До Конохи оставался один день пути, и, казалось бы, все было как нельзя лучше, но некоторые вещи не укладывались у неё в голове. Она выбралась из палатки, стараясь не шуметь, и присела возле углей оставшихся после костра. С тех пор как они покинули пещеру, она не произнесла ни слова вслух, стараясь избегать любого, кто намеревался к ней подойти.
«Нужно во всем разобраться. Прямо сейчас. Я не могу больше это откладывать, иначе моя голова взорвется от вопросов. Какой первый... Зачем я вернулась туда? Тут все понятно. Я... Как же это глупо».
Девушка зажмурилась, это немного помогло.
«Я хотела похоронить Сасори. Бабушка Чие попросила меня об этом перед смертью. И, в конце концов, каждый человек…» — на этом месте она немного засомневалась, — «каждый человек заслуживает хоть немного уважения! Конечно. Тут все понятно. Ну, не совсем ясна лично моя мотивация, но в целом... Так. Дальше. Когда я пришла, он был жив. Хотя я собственными глазами видела, как он погиб. Это какая-то хитрая техника...Или нелепая случайность… Или и то и другое…»
Сакура совсем неуверенно кивнула сама себе.
«Дальше появился Наруто... Нет. Раньше. Я пропускаю самое важное. Больше всего я не понимаю...» — Она сделала глубокий вдох. – «Я не понимаю… не понимаю, почему он не дал меня убить?»
На этом размышления Сакуры зашли в тупик. В беспросветный и окончательный. Она обхватила руками колени и притянула их к себе. Ей было не по себе. Она снова и снова прокручивала в памяти его холодный безразличный взгляд и одновременно с этим почти паническое: «Уходи!». И Сакура ушла, вернее, ушла бы, не ворвись в ту же секунду Наруто. И теперь Акасуна-но-Сасори был связан и наверняка не мог сомкнуть глаз, под строгим присмотром учителя Гая.
«Что же я наделала… Проклятье, так и должно быть. Почему мне так паршиво? Я не избавлюсь от этого ощущения». — Она решительно поднялась на ноги и направилась в другой конец их небольшого лагеря.

***

Сасори-но-Данна никогда так не мечтал о смерти. Его изводили приступы тошноты и лихорадка, но хуже всего было осознание собственной слабости. Он ничего не мог сделать, даже умереть здесь и сейчас. Их путь длился уже три дня, и этот кошмар не обещал в скором времени закончиться. Сейчас Сасори сидел, прислонившись спиной к дереву, бессильно опустив на колени связанные чакрой руки. Где-то справа от него сопел спящий подрывник, изредка бормоча что-то непонятное под нос. Прямо напротив, восседая на пне, расположился серьезного вида тип, одетый в зеленый обтягивающий комбинезон. Такого рода охрана вызывала у Сасори лишь смутное сочувствие, кукловод уже в полной мере оценил чудной характер своего стража, и сейчас, в очередной раз, смерив его скептическим взглядом, он только печально вздохнул.
«И это тот, кто отдаст меня в руки «правосудия». Лучше бы я споткнулся и сломал себе шею, это была бы куда менее глупая смерть…»
— Учитель Гай!
— Сакура? — при звуке этого имени Сасори оторвал взгляд от своих рук, и всмотрелся в темноту, из которой вот-вот должна была вынырнуть на свет куноичи.
— Ты почему не спишь? У нас впереди целый день пути, но я планирую преодолеть это расстояние за 2 часа!
Сасори видел, как Сакура страдальчески закатила глаза.
— Мне не спится. Может, я покараулю вместо Вас? — она изобразила на лице самую добродушную и милую улыбку, на которую была способна. Обладатель зеленого купального костюма (Сасори наконец подобрал верный эпитет) улыбнулся во все тридцать два зуба и покачал головой.
— Я не могу оставить свой пост, Какаши обязательно скажет мне, что я спал во время того, как должен был дежурить, я не могу допустить такого позора! И потом, я полон сил!
— Учитель Какаши Вам ничего не скажет, – еле слышно пробормотала Сакура. – Тем более осталось всего несколько часов, даже Вам иногда нужен отдых! Хороший отдых залог истинной силы! – она картинно сжала руку в кулак и совершила непонятный, лишенный всякой грации маневр, наподобие того, как это делал сам Гай.
— Ты права! Но…
— Конечно, я права!
Гай задумался.
— Хм… Ну хорошо. Думаю, я могу позволить себе набраться сил! Только будь осторожна с этими…
Учитель еще недолго потоптался в нерешительности и, наконец, удалился, предварительно окинув Сасори убийственным взглядом. Как только куноичи уверилась в том, что он не вернется, она убрала с лица искусственную улыбку.
— Акасуна-но-Сасори, я хотела бы кое-что у Вас спро… — она не договорила. Теперь, когда кукловод сидел так близко, стали видны его потухшие прикрытые глаза, мокрые от пота пряди челки, бледное лицо. Она приложила ладонь к его лбу и тут же отдернула – его явно терзал сильный жар.
— Что такое? – севшим голосом спросил Сасори, не поднимая взгляда. Сакура неосознанно сложила ладони в печать для лечения, но вовремя вспомнила о свойствах связывающей Сасори техники.
— Не стоит зря тратить силы, — будто прочитав её мысли, заговорил он — Печать, которая меня связывает, преобразует в ловушку мою собственную чакру, а если ты попытаешься применить ко мне лечебную технику, печать её просто поглотит.
— Вы не перенесете еще одного дня пути.
— Ты меня обнадежила. Я бы предпочел, чтобы ты сейчас ушла. Уходи.
— Меня мало волнуют Ваши пожелания, — сказала Сакура и потянулась, чтобы снять с него печать.
«Он слишком слаб, чтобы причинить мне вред. Я наложу печать заново и...»
— Я убью тебя. — Сакура вздрогнула — Я убью тебя, при первой возможности. Ты выбрала неверный объект для жалости и сочувствия, Сакура.
Его губы тронула недобрая улыбка. Сакура в гневном негодовании резко отдернула руку.
— А я бы не отказался от первой помощи, да, — весело заметил Дейдара, который давно проснулся и до этого момента с интересом наблюдал за происходящим. — Хотя приятнее было бы несколько иное внимание с твоей стороны, — добавил он, окидывая Сакуру недвусмысленным оценивающим взглядом. Сакура начала закипать.
«Два подонка! Один лучше другого!»
— По-моему я ей нравлюсь, ага, — продолжал Дейдара, наслаждаясь производимым эффектом. Куноичи сжала руки в кулаки, явно готовясь хорошенько ему врезать.
— Спящим ты мне нравился куда больше. Ты очаровательно сопишь во сне, — процедила она, взяв себя в руки.
Дейдара только диковато рассмеялся, и ей пришлось приложить титанические усилия, чтобы его не убить.
«Черт возьми, а чего ты ожидала?! Зачем ты сюда поперлась? «Я хочу ответы на свои вопросы, меня терзает чувство вины...» — мысленно передразнила она саму себя. – «Дура! Могла бы сразу придти, разбудить обоих и удариться головой вон об тот пень! Добилась бы того же результата».
— Похоже, я совершила ошибку, — сказала она теперь уже вслух.
— Ха, разумеется! Ведь два раза я не предлагаю!
Раздался характерный звук удара кулака о чью-то скулу — с таким звуком обычно лопалось терпение Сакуры.
Последующие пол часа она просидела, повернувшись к ним спиной и не произнеся ни слова. Дейдара любовался пальцами кое-как пришитой на место руки, и хотя он не помнил, как это произошло, не трудно было догадаться, что пришить её могла только та розоволосая девчонка, обладательница крайне миниатюрной фигуры и самого крепкого удара, под который Дейдара когда-либо попадал.
«Стоило возвращать руку тому, кому через 5 дней будет вынесен смертный приговор? Она, похоже, ненормальная». — Дейдара лениво перевел взгляд на Сасори и замер: кукловод был без сознания.
— Господин Сасори? — шепнул Дейдара и сделал попытку встать, но это было невозможно. — Господин Сасори, очнитесь!
Кукловод не отвечал и вообще не подавал признаков жизни.
— Эй! Эй, как там тебя! — Дейдара попытался привлечь внимание Сакуры. — Ты глухая, да? Я с тобой разговариваю!
— Отвали, — угрожающе прошипела куноичи, не удостоив Дейдару своим взглядом. Подрывник сразу понял, что так просто её не дозовешься.
«Ксо, что же делать... Может комплимент какой-нибудь выдать? Нет, не то... Идеалом был бы небольшой бум! Посмотрел бы я на неё! Нет, не время злиться. Думай, Дей! Ты же способен найти подход к любой женщине! Как поступать в такой ситуации? Как же её...»
— СТЕРВА!
— Что?! — Сакура подскочила и уже собиралась вписать подрывника в ближайший ствол, но стоило ей развернуться, как перед ней предстала немного неожиданная картина: вместо самодовольной улыбки, не покидающей Дейдару даже в моменты серьезного риска, куноичи увидела абсолютно серьезное лицо. Она огляделась в поисках возможного источника опасности, но ничего не обнаружила.
— Ты не только глухая, но еще и слепая! Сасори!
— Проклятье! – она в секунду оказалась рядом с мастером марионеток и замерла в нерешительности.
— Чтоб тебя, глупая девчонка! Это не тот момент, когда нужно сначала думать, а потом делать! Давай!
— Заткнись! Я сама знаю!
— Снять! — Нити чакры, опутывающие тело Сасори, растаяли, и он безвольно упал на землю.
«Я понятия не имею, как лечить кук…лу», — её глаза расширились от удивления. – «Вот что было не так! Тело! Настоящее из плоти и крови! Не может быть!»
Сакура сконцентрировала в ладонях чакру. Время остановилось, как и всегда, когда она спасала чью-то жизнь. Но, казалось, лечебная техника не имела никакого эффекта, кукловод не дышал, на его бледном лице застыло вечное выражение безразличия.
«Ты выбрала неверный объект для жалости и сочувствия, Сакура…»
— Сочувствия?! Да не дождешься! Не будет по-твоему! Ты будешь жить, урод!
Дейдара вскинул бровь, следя за действиями абсолютно безумной (теперь он в этом не сомневался) куноичи: её руки дрожали от напряжения, по подбородку бежала струйка крови. Но Сакура ничего не замечала, она, во что бы то ни стало, хотела вернуть кукловоду жизнь. Это было дело принципа.
«Не помогает, я лечу мертвое тело. Этот кретин Дейдара не мог позвать меня раньше?! Проклятье, я не сдамся!»
Сакура сжала зубы и зажмурилась, её руки поднялись выше над телом, и чакра стала обретать зловещий ярко-зеленый оттенок, все плотнее собираясь в одной точке.
— Эй! Ты что такое делаешь? Что-то мне совсем это не нравится, да!
«Еще немного. Еще несколько секунд. Давай, Сакура! Ты сможешь! Как же жжет ладони… Еще чуть-чуть… Еще…»
— Сейчас! – вскричала она не своим голосом и с силой опустила ладони на грудь Сасори. Раздался неприятный звенящий звук, и блеснула слабая вспышка. У Дейдары заложило уши.
«О! Почти как взрыв, да!»
В ту же секунду тело Сасори как-то неестественно дернулось, кукловод с тяжелым глубоким вдохом резко открыл глаза и намертво вцепился трясущимися руками в плечи Сакуры. Наступила тишина, нарушаемая тяжелым дыханием Сасори. Он никак не мог прийти в себя, и его пальцы все сильнее сжимали плечи куноичи, угрожая переломом.
— Мне больно… — еле слышно прошептала Сакура, глядя в широко раскрытые глаза кукловода. — Пожалуйста, отпусти, – хватка не ослабевала, Сакура сжала зубы от боли – Отпусти, я сказала!
Её резкий тон, казалось, привел Сасори в чувство, и он разжал ладони, просто оставив свои руки на её плечах.
— Мне тоже больно... – хрипло проговорил он. – Ты…
— Ну, вообще-то это исключительно моя заслуга, да! – вставил Дейдара, пытаясь обратить на себя внимание. – Кстати, я все еще тут, поэтому…кхм… — он многозначительно кашлянул, глядя на Сакуру, которая только теперь поняла, что сидит на Сасори, так и оставив свои руки на его груди.
— Сакура! Что здесь происходит?! – куноичи вздрогнула от неожиданности. Справа от них стояла явно решительно настроенная Тен-Тен, держа свиток оружия наизготовку. Сакура моментально вскочила на ноги, хотя её силы были на пределе. – Отвечай! Почему преступник не связан?
— Потому, что я его «развязала», – неожиданно для самой себя проговорила Сакура.
— Что?!
— У меня не было выбора.
— Да ты с ума сошла! Немедленно буди остальных, я его задержу! – Тен-Тен устремила на Сакуру испепеляющий взгляд, но та не двинулась с места.
— Сакура!
Вместо ответа розоволосая куноичи приняла боевую стойку, готовая отбить любую атаку.
— Предательница, – пораженно выдохнула Тен-Тен. В глазах девушки появилась смесь презрения и решимости. Тен-Тен взмахнула свитком, и в Сакуру с невероятной скоростью метнулось десять кунаев. Сакура резко выхватила что-то железное и успела отбить все, кроме одного, который яростно вонзился ей в бедро. Куноичи стиснула зубы и, обхватив ладонью рукоять, с силой потянула. Из открытой раны заструилась кровь. Сасори все также полусидевший на земле, требовательно протянул ладонь. Сначала Сакура подумала, что он хочет подняться на ноги, но Сасори раздраженно оттолкнул её руку. Куноичи немного растерявшись, нерешительно вложила в его ладонь окровавленный кунай, надеясь, что правильно истолковала молчаливую просьбу. Сасори ловко подбросил его в воздух и поймал, после чего, к удивлению Сакуры, перехватил кунай поперек и запустил его в сторону Тен-Тен. Именно в сторону, потому что кунай несколько раз кувыркнувшись в воздухе, еле долетел до своей цели и, ударившись рукояткой о плечо кареглазой куноичи, бессильно упал на землю. Тен-Тен вскинула бровь. Сакура с недоверием посмотрела на Сасори.
«Совсем плох», — одновременно подумали обе девушки. Кукловод безразлично пожал плечами и вдруг разразился безумным хохотом. Тен-Тен насторожено прищурилась и потянула было руку к очередному свитку, как её тело резко рвануло в сторону, с силой ударив о ствол ближайшего дерева. Куноичи уже без сознания повалилась на землю. Сакура ахнула, только теперь заметив тонкие нити чакры, вьющиеся от тела.
— Сасори-но-Данна, Вы как всегда великолепны, да! А теперь неплохо было бы меня освободить! – оживился Дейдара и с ехидным очарованием подмигнул Сакуре. Она нехотя подошла и сняла печать. Подрывник принялся разминать затекшие плечи.
— Что будем делать с девчонкой? – без тени эмоций спросил Сасори.
— Эм… — Дейдара, замерев в неестественной позе, уставился на напарника взглядом, полным негодования. – Ну… Мы можем её только убить, господин Сасори, ага. Хотя это было бы… Даже не знаю. Неправильно, да?
— Неправильно?! – возопила взбешенная Сакура – Я тебе жизнь спасла!
— Что значит неправильно? – не обращая, внимания на куноичи продолжал кукловод. – Предлагаешь оставить её на растерзание своим же шиноби? Она поднимет тревогу. Нас догонят. Или ты совсем спятил и хочешь тащить её с собой? Даже не знаю, при каком раскладе она проживет дольше. – Сасори поднялся с земли и отряхнул плащ.
— При втором!
— Дейдара!
— А ну заткнитесь оба! Черта с два вы отсюда уйдете! Не знаю, что на меня нашло, я...
— Тен-Тен! Сакура!
— ...всех перебудила, да, — продолжил за неё Дейдара.
— Все в порядке, учитель Какаши! – выкрикнула Сакура в темноту.
При последних словах Дейдару передернуло. Сакура, явно не зная как поступить, переводила взгляд то на Сасори, то на подрывника, то на покрытый темнотой лагерь.
— Уходите, что вы встали! – наконец выдала она.
— Нет проблем, да. – Дейдара бросил на землю белый комок,и на его месте появилась огромная глиняная птица.
— Откуда у тебя глина??
— Кое-кто, пришивая руку, не удостоился промыть ей рот, да, – весело ответил Дейдара, по хозяйски усевшись на спине своего творения. Сакура с отвращением скривилась, вспоминая ладонь подрывника.
— Ненавижу ждать. Сколько можно терять время! – Сасори, который первый оказался на глиняной птице угрожающе сверкнул глазами, но, проследив за кивком Дейдары, понял, в чем загвоздка. Девчонка.
«Никогда больше не оставлю в живых противника. Никогда. Проклятая девчонка».
– Выбирай! – нервно выкрикнул он, почти против собственной воли протянув Сакуре руку. Девушка решительно вложила в неё свою.
«Кто мне скажет, что я делаю? Сакура, ты действительно сошла с ума».
— Отлично, да, – Дейдара хитро улыбнулся. Птица взмахнула широкими белыми крыльями.

@темы: ДейдараСакура, СасориСакура, гет, приключения, романтика, фанфик

URL
   

Сакура и ее мужчины

главная