Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
03:00 

Ничего не чувствую. Часть 2. Это нора, да...

haru-no-sakura
Название: Ничего не чувствую
Автор: Идэ Фикс
Бета: Shmiglaglazik (часть 2, главы 2 и 3); asmodian-82 (часть 3, глава 2)
Дисклеймер: герои и вселенная принадлежат Кишимото Масаши
Пары/Персонажи: Сасори/Сакура/Дейдара
Рейтинг: NC-17
Жанр: приключения, романтика
Предупреждения: фанфик содержит нецензурную лексику.
Размер: макси
Статус: в процессе
Разрешение автора на размещение: получено
Краткое содержание: данный фанфик повествует о самом, зачастую, навязчивом желании человека: убежать от всего. Приятного чтения).
Оглавление:
Часть 1. Тяжелый день Дейдары
Часть 2. Это нора, да...
Часть 3. Театр это взрыв!
Часть 4. Дейдара, все из-за тебя!
Часть 5. Куда приводят все дороги

Глава 1


До рассвета оставалось несколько часов, и жаркое солнце еще не выползло из-за горизонта, давая возможность воздуху остудить землю. Вокруг царило полное спокойствие и умиротворение. Глиняная птица несла беглецов куда-то на запад, и погони они не наблюдали. Возможно, их исчезновение еще не было обнаружено, а возможно, коноховцы решили вернуться в Деревню Листа, чтобы перевести дух. Вспоминая припадочного джинчурики, Дейдара был уверен в первом варианте. Однако его не мог не радовать тот факт, что его жизнь продлится несколько дольше, чем он полагал. Странно, но подрывник радовался молча. Ему в кои-то веки не хотелось разговаривать, он с интересом наблюдал за Сакурой, которая абсолютно точно вела с собой какую-то внутреннюю борьбу. Её лицо постоянно менялось с мрачного на просто печальное и наоборот.
— Знаешь, женщине не идет много думать, ммм, — подрывник лениво потянулся.
— Много ты знаешь.
— Действительно не идет, — отстраненно проговорил Сасори, глядя куда-то в пустоту. На него устремились два удивленных взгляда. Впрочем, на этом мастер марионеток снова ушел в себя.
— Что же, по-твоему, идет женщине?
Дейдара задумчиво хмыкнул.
— Наверное, непосредственность, хотя её тебе не занимать, — он обезоруживающе улыбнулся, но девушка весьма не вовремя отвернулась. Не получив ожидаемой моральной отдачи, подрывник недовольно цокнул.
"Скука. Хвостатые демоны, куклы, девушки... все скука. Нужно было подорвать её еще в пещере, никакой пользы... Сасори в тот день верно умом поехал?"
— Господин Сасори?
— Что? — хрипло и безучастно откликнулся кукловод.
— Я как-то не подумал. Что мы будем делать дальше, если с нами девчонка? — Дейдара небрежно махнул рукой в сторону Сакуры, а девушка крепче обхватила руками колени, чтобы хоть как-то унять дрожь.
— Об этом видно никто не подумал, — одними губами прошептала она.
Кукловод, казалось, отвечать не собирался. Он долго молчал, но Дейдара, разочаровавшись получить хоть какую-то реакцию, продолжил:
— Я-то не против, но странно, что Вы согласились... мм?
Сасори вздохнул.
— Она нужна мне.
Подрывник подернул плечами. И вопросительно покосившись на Сакуру, принялся перебирать в воздухе пальцами, управляя воображаемой куклой.
— Нет, — Сасори покачал головой.
— Вот и я тоже думаю, не стоит! Она сейчас оправится чуток, привыкнет... Может, станет немного повеселее... — подхватил Дейдара, но осекся под тяжелым взглядом мастера.— Я что-то недопонял. Что Вы собираетесь с ней делать?
— Дейдара, я ничего не собираюсь с ней делать. Это не твое дело.
— Дейдара, эээто не твое дееело, — зло передразнил его подрывник. — Сакура, у него на тебя какие-то туманные планы, как тебе, ммм?
— Помолчи, а? И без тебя тошно! — сорвалась, наконец, куноичи, после чего ей стало немного легче.
— Отличное начало, да, — с сарказмом подытожил Дейдара.
— Вместо того чтобы задавать дурацкие вопросы, лучше подумай, что нам делать дальше, — предложила девушка.
— Мне как-то приятнее наслаждаться происходящим, чем думать о неясном будущем.
— Тогда странно, что ты все еще жив, — задумчиво проговорил Сасори.
— Из нас двоих не я два раза чуть не помер, ага.
— Да, вы друг друга стоите,— скептично протянула Сакура, чем вызвала крайнее недовольство кукольника.
— Хватит бесполезной болтовни. Я решил, — сказал он, сложив руки на груди. — К полудню мы должны быть в Долине Ветра. Придется пройти через Деревню Птиц, но не думаю что это опасно.
— В Деревне Птиц, разумеется, не опасно. Я вообще ни разу не встречал там шиноби. Но Вы уверены, что нам стоит останавливаться в Долине Ветра, Господин Сасори? Не самое надежное место, да.
— Дейдара, нам в любом случае придется там побывать. Чем раньше мы придем, тем меньше вероятности, что кто-то уже добрался до моего дома.
— До дома? — переспросила куноичи.
— Ну, на счет дома он погорячился, да... — Дейдара страдальчески закатил глаза. — Господин Сасори, я терпеть не могу это место. Лучше мы...
— Я уже сказал, как мы поступим.
Дейдара вновь недовольно цокнул, но не стал спорить.
— Сейчас нужно передохнуть. До Долины Ветра день пути и мы не будем останавливаться, — с этими словами Сасори снова повернулся к ним спиной. Дейдара тут же разлегся, заняв как можно больше места. Сакура с опасением глянула вниз.
"Никогда не смогу уснуть на такой высоте. Одно неверное движение, и я упаду. Этот Сасори — просто псих, сам ведь не спит!"
— Сакура, — позвал её подрывник.
— Что тебе?
— Попробуй уснуть, да. Сасори — не ваш ненормальный учитель Гай. Он на самом деле собирается добраться туда за день.
Сакура еще раз глянула вниз, и решила, что лучше не думать об этом. Но стоило ей улечься и закрыть глаза, как она почувствовала на своей талии чью-то руку.
"Чтоб тебя!"
— Дейдара! Если ты!.. — она вдруг осеклась, увидев, что над ней склонился вовсе не Дейдара.
— Если ты мечтаешь отправиться в свободное падение, я не буду против, — холодно проговорил мастер марионеток, демонстративно убрав руку. От кончиков его пальцев тянулись едва заметные нити чакры. Сакура растерянно помотала головой и поспешно отвернулась.

***

Тен-Тен издала протяжный стон и, перекатившись со спины на бок, приложила пальцы к виску. Как она и полагала, голову тут же окатила волна боли. Собрав волю в кулак, цепляясь ногтями за ствол дерева, Тен-Тен села.
"Как он, черт его дери, это сделал?! И Сакура... не думала что ты такая сука. Нужно всех предупредить".
Превозмогая боль, она сделала попытку подняться на ноги, но, почувствовав как сознание начинает стремительно ускользать, снова опустилась на землю.
"Дерьмо. Не слабо он меня вписал... Интересно, как далеко они успели уйти, пока я была в отключке? Час, два? Почему меня до сих пор никто не обнаружил? А самое главное... Какого черта меня вывел из строя полуживой 16-летний мальчик?!"
Тен-Тен несколько раз мысленно скрутила Сасори шею, но спокойствия это не принесло.
"Я должна их догнать. Должна... Я знаю".
Она схватила за днище сумку с оружием и вытряхнула все содержимое на землю. Быстро пробежала взглядом по кунаям и свиткам, и её рука сомкнулась на свернутом желтом куске пергамента. Свиток зашипел. Тен-Тен что было силы, швырнула его в сторону, и он, не достигнув никакой цели, взорвался в воздухе, заволакивая все вокруг белым густым дымом. Девушка закашлялась и закрыла лицо рукавом.
"Ну же".
Прошло каких-то тридцать секунд, а дышать стало абсолютно невозможно. В глазах Тен-Тен снова начало темнеть, она обмякла, сползая спиной по стволу, как вдруг чьи-то руки подхватили её, вызволив из облака ядовитого газа.
— Тен-Тен! Тен, что случилось? Дыши! — Наруто испуганно потряс девушку за плечи. Из её груди вырвался сухой хрип, и она открыла глаза. — Ты в порядке, Тен-Тен?
— Да, нужно... Нужно срочно их догнать, Наруто...
— Но как они вырвались! — в негодовании воскликнул светловолосый парень.
— Сакура...
— Сакура-чан? Они забрали её!
— Нет. Но что-то с ней определенно сделали, — прошипела сквозь зубы Тен-Тен, уже теряя сознание.

***

Дейдара проснулся от ярких лучей солнца. Близился полдень. Он тряхнул головой, отгоняя сон, и открыл глаза. Справа от него спала Сакура, кончик её носа был вымазан глиной, волосы растрепаны.
"Красивая девушка", — мысленно протянул он. — "Девушки вообще красивые, когда спят, хм. А Сасори все так и сидит к нам спиной?"
— Господин Сасори, Вы что, даже не пытались уснуть?
— Я спал.
"Спал, да. Конечно, спал. Не удивлюсь, если Сакуре снова придется возвращать его к жизни, ммм."
— Дейдара, дальше мы пойдем пешком. Буди девчонку.
— Понял, да... — Дейдара потянулся, и лениво ткнул Сакуру в плечо. — Эй, просыпайся, давай.
— Мы же только легли... Еще немножко... — пробормотала она сквозь сон. Дейдара пожал плечами.
— Ну, думаю минут двадцать у нас еще есть, да, — стоило ему это сказать, как Сакура получила внушительный пинок в бок. Девушка вскрикнула и в, последний момент уцепившись за край плаща Сасори, рухнула вниз. Они оба повисли на высоте птичьего полета, вцепившись в вязкую глину.
— Ты что творишь?! — вскричали подрывник и Сакура в один голос.
— Хочешь капризничать, возвращайся обратно в Коноху. А тебя, Дейдара, я не просто так попросил разбудить её самостоятельно! — прошипел кукловод и с легкостью запрыгнул обратно. Сакура последовала его примеру. Дейдара крепко выругался. Птица приземлилась на землю и с негромким хлопком исчезла. Сасори молча пошел вперед.
— У тебя нос в глине, да.
Девушка, хмурясь, стерла глину тыльной стороной ладони.
— Как ты только его терпишь, — она сощурилась, сверля взглядом спину кукловода.
— Рано спрашиваешь. Проведешь с ним еще пару дней и спросишь "почему ты его до сих пор не взорвал", да. А если серьезно, ты к нему привыкнешь. И даже привяжешься, — Дейдара пожал плечами, и его лицо снова стало беззаботным. Он уже не злился, не в пример Сакуре, которая была зла как никогда.
"Проклятье, я чуть не сорвалась! Как он сказал? "Я убью тебя, при первой возможности"? Охотно верю, Акасуна-но-Сасори! Но я буду осторожна".

Глава 2


Деревня Птиц, как показалось Сакуре, представляла собой одну широкую улицу, заставленную торговыми прилавками. Ей уже не раз приходилось бывать в подобных мирных, на первый взгляд, местах. Сакура знала, что в любой лодке есть течь, даже если её не видно, но сейчас это не должно было её волновать. У неё не было миссии, только своя собственная цель, и они просто шли мимо. Неожиданно Дейдара остановился прямо перед ними, загородив дорогу.
— Ну все, хватит, да! Во-первых, прекратите демонстративно молчать! Во-вторых, мы почти сутки не ели! В-третьих, я отказываюсь идти дальше в вывернутом плаще, Господин Сасори! Что за идиотизм, у него с изнанки абсолютно та же расцветка, только швы торчат, да!
— Дейдара, мы вывернули плащи, чтобы все думали, что мы местные или живем неподалеку.
Подрывник растерянно огляделся, а потом, казалось, рассвирепел еще больше.
— Где?! Где хоть один местный в вывернутом плаще!?
— Они пыльные.
— Что??
— Они пыльные с наружной стороны, Дейдара! Пыльные!
Секунду до Дейдары доходил смысл сказанного, потом он вдруг потупил взгляд и, рассматривая свои ботинки, спросил:
— Эм… Ну хоть поесть мы можем, да?
— Да. Поесть мы можем. – Сасори обошел подрывника и свернул в первое попавшееся заведение. Они сели за столик в самом углу, обед прошел в гробовом молчании.
— Знаете, мне кажется, все не так плохо, хм, — Дейдара снова рискнул нарушить тишину. — Я думаю, все могло быть и хуже. Нас могли убить еще в пещере. Нас могли доставить в Коноху. И еще могла бы быть погоня, да... Очень странно, что они не пошли за нами. Наверное, им пришлось вырубить того джинчурики, — подрывник рассмеялся, но, обратив внимание на убийственно серьезное лицо Сасори, затих.
— Мало мне было одного зануды, — проворчал он, переводя взгляд на Сакуру, которая вообще его не слушала и смотрела куда-то в сторону стойки. Она наблюдала за двумя здоровыми парнями, которые явно не находили общего языка с пухлым розовощеким хозяином заведения.
Разговора было не слышно, но хозяин активно жестикулируя, как будто доказывал свою непричастность ко всему вокруг происходящему. Парни нервничали и, в конце концов, объект их внимания крепко получил в нос. Сакура подскочила. Сасори тут же схватил её за руку и силой усадил на место. Толстяк в это время получил еще пару нешуточных ударов.
— А ну пусти меня!
— Успокойся, это абсолютно не наше дело. Мы уже поели и можем идти, — Сасори безразлично глянул в сторону барной стойки и отвернулся.
— Мы обязаны помочь! — Сакура сделала попытку вырваться, но безуспешно.
— Я, как преступник класса S, особенно обязан, — усмехнулся кукловод и тут же побледнел. — Проклятье!
— Что?
— Где Дейдара?! — оба снова обернулись к месту действия. Куноичи не увидела в картине никаких изменений. А Сасори еще больше побледнел. — Уходим! Быстро!
Они кинулись к выходу, и стоило им сделать первый шаг за порог, как уши заложило от неприятного звенящего звука. В тот же момент раздался взрыв. Не такой сильный, как Сакура ожидала. Началась паника. Сакура вгляделась в облако постепенно оседающей пыли и тут же пожалела об этом. Насмерть перепуганный хозяин стоял, прижавшись к стойке, весь в кровавых разводах, а с его рубашки свисала так и не разжатая оторванная рука обидчика. К горлу подкатил приступ тошноты, когда куноичи перевела взгляд на два изуродованных трупа.
— Искусство это бум, да! — весело раздалось где-то у неё над ухом. Куноичи обернулась. Дейдара, вальяжно облокотившись о фонарный столб, разглядывал результат своей работы.
— Дейдара, я уже говорил, ты ничего не понимаешь в искусстве. Их можно было убить куда более тихим способом, — спокойно проговорил Сасори.
— Зачем их вообще было убивать? — взвилась Сакура, но оба Акацки не обратили на неё никакого внимания.
— Может, получилось не очень эстетично, но зато как эффектно, да!
— Шумно и бесхитростно.
— Вы меня слышите? Я спрашиваю зачем!
— Бесхитростно? Они даже ничего не заметили — чистая работа, да...
Сакура перестала вслушиваться в разговор.
"Ненормальные".

***

Они поспешно покинули деревню. Сасори вел их по одному ему ведомому пути, постоянно останавливался, чтобы убедиться, в правильности направления. Сакура постепенно свыклась с мыслью, что она с ними куда-то идет. Её полностью захватила идея полученной свободы действий и грядущей неизвестности. И еще её перестал раздражать Дейдара. Куноичи даже прониклась к нему симпатией. Он прекратил отпускать мерзкие шуточки по поводу её внешнего вида (видимо временно) и вообще всячески разряжал обстановку.
— Господин Сасори?
— Да.
— Я подумал, может, вы сделаете мне вторую руку, да?
— Сделаю.
— Я думаю, Вы могли бы добавить туда какое-нибудь страшное оружие, да. Или что-нибудь полезное?
— Да.
— Вообще такая рука наверняка лучше обычной?
— Да.
— Она не чувствует боли, хотя я не смогу ей жевать глину... И вот еще что, да!
— Да.
Подрывник насторожился и бросил на Сакуру хитрый взгляд.
— Так вот, я подумал, что Сакура отлично выглядит, да?
— Да.
Сакура вскинула бровь. Сасори явно не слушал подрывника.
— У неё такие красивые глаза, и волосы, ага...
— Да.
— И больше всего Вам идет кружевное белье, да?
— Да.
Сакура прыснула. Сасори, почуяв неладное, напрягся.
— Что-что ты сказал?
— Я сказал, что не смогу рукой глину лепить.
— А, да, не сможешь, — ответил Сасори и снова погрузился в свои мысли. Куноичи и Дейдара победно переглянулись. Подрывник оставил в покое кукловода и обратился к девушке.
— Жалеешь, что сбежала?
— Нет, не жалею.
— Вот как. Зачем ты вообще это сделала?
Сакура задумалась. Но озвучила совсем не то, что казалось ей правдой.
— Когда Сасори протянул мне руку, я просто испугалась остаться. А что меня держит сейчас, я не знаю.
— Зря испугалась! Я покидал свою деревню куда более эффектно, да, – Дейдара недобро хохотнул. Сакуре вспомнились покалеченные трупы в Деревне Птиц.
— Не сомневаюсь, – она помотала головой, чтобы отогнать неприятную картинку.
— Знаешь, Сакура, все-таки тебе бы пошел наряд пооткровенней, — ни с того ни с сего выдал подрывник. Сакура выругалась.
"Я уж было подумала, что он лучше, чем кажется."
Она решила проигнорировать его комментарий.
— У меня такое впечатление, что мы никогда не придем.
— Придем, да.
— Пришли. — Сасори остановился. Впереди возвышался неприметный холм.
— Муравейник... — недовольно пробурчал Дейдара. Сасори нахмурился и ускорил шаг. Вскоре они оказались у подножья. Кукловод дотронулся указательным пальцем до скалистой породы, и от неё потянулась нить чакры. Последующие минут двадцать он сосредоточенно что-то толи плел, толи вытягивал. Сакура взглядом скептика следила за его странными манипуляциями.
— Что, ключ потерял?
— Тихо! — шикнул на неё Дейдара, куноичи от неожиданности вздрогнула. — Только не сейчас! Собьется, и мы простоим тут до утра, ммм. По крайней мере, в прошлый раз так и вышло.
Вдруг по ту сторону "двери" что-то затрещало, и камень начал осыпаться, открывая широкий проход. Они зашли внутрь, и дыра в стене сама собой затянулась. Внутри царила непроглядная тьма.
— Дейдара, только не говори, что он еще пол часа будет свет включать.
— Включаю, — услышала она в ответ тихий голос Сасори. И помещение озарилось приглушенным желтоватым светом. Сакура удивленно ахнула. Комната была довольно большой, и в противоположной стене находилось еще четыре двери. Но девушку поразило не это: все предметы наполняющие комнату были деревянными. Даже стены и пол были обшиты деревом.
— Ты сделал это сам? — выдохнула Сакура.
— Да.
— Как красиво...
Сасори безразлично кивнул и скрылся за одной из четырех дверей.
— Жуткое место, да, — подрывник с самым недовольным видом развалился в кресле.
— По-моему потрясающе! Никогда не видела ничего подобного!
— Ты шутишь, да? Ни одного окна! Погреб! Тюрьма! Гробница! Я чувствую себя замурованным!
— Глупости, — раздраженно бросила в ответ Сакура и принялась разглядывать стоящие на полках фигурки.

***

Сасори запер дверь мастерской на ключ, скинул с себя тяжелый пыльный плащ и без сил опустился на аккуратно застеленную покрывалом кровать. Он был слаб как никогда.
"Как меня вымотало это "путешествие". Пожалуй, сегодня я уже ничего не смогу сделать, но начать нужно как можно скорее".
Кукловод, поборов приступ усталости, поднялся и подошел к столу, усыпанному инструментами и деревянными деталями. Расчистив клочок свободного места, Сасори отыскал несколько листов бумаги, карандаш и принялся за наброски. Работа шла как нельзя медленно.
"Ладно, это завтра. Лучше выберу кукол", — подумал он, но так и остался сидеть за столом, уткнувшись лбом в руку. В конце концов, усталость взяла свое, и он, потушив свет, вернулся в кровать. Еще минуту Сасори пытался строить планы на завтра, но потом провалился в глубокий крепкий сон.

Глава 3


Тен-Тен с перекошенным лицом сидела на краю кушетки. Больничное крыло. Последнее место, где она хотела сейчас находиться. Её взгляд был сфокусирован на дверной ручке уже несколько часов. И хотя металл чуть не плавился от накаляющейся обстановки, дверь открываться даже не думала. Прошло три дня, с тех пор как её самолюбие было сокрушено о ствол дерева, а понятия о чести и преданности дали внушительную трещину. Тен-Тен до сих пор не могла поверить, что все произошло так, как, собственно, произошло. Как только девушка пришла в себя, первое, что она сделала — кинулась в резиденцию Хокаге. Но каково было её удивление, когда Тсунаде заявила, что никаких поисков и погони организовано не будет...
« ...— Но Тсунаде-сама, а как же преступники? Они бежали прямо у нас из-под носа! Они не могли далеко уйти! Пока есть шанс, нужно...
— Тен-Тен, я понятно выразилась, но могу повторить. В Конохе есть дела более высокой степени важности. Они не представляют угрозы для нашей деревни. Никто не оплачивает эту миссию. И я не понимаю твоего стремления в охоте именно за этими двумя? Тен-Тен, их сотни!
— Вы как будто игнорируете тот факт, что Харуно Сакура бежала с ними вместе!
— Тен-Тен, ты забываешься!
— Она предала деревню! Последовала за отступниками! И мы позволим им уйти? Я не собираюсь...
— ХВАТИТ!
— Тсунаде-сама!
— Учиха Саске, Харуно Сакура! Хватит с меня! Это их выбор, черт побери! Мы не будем гоняться за своими же шиноби! В конце концов, я сама когда-то ушла!
— Что?..
— Возвращайся в палату Тен-Тен. Это не твое дело. Живо...»
И Тен-Тен вернулась в палату. А потом прошло три дня, но все, кто её навещал за это время, не хотели даже слушать о преследовании и только разводили руками. Наруто, который, казалось бы, должен был первым кинуться на спасение Сакуры, вовсе промолчал. Хотя, конечно, его Тен-Тен могла понять. Могла, но не желала. И спустя пол часа, за которые дверь так и не подала признаков жизни, Тен-Тен решительно поднялась на ноги, яростно пнула больничную койку и, собрав то немногое, что было в комнате, покинула палату, выбив окно.
***

Истекал третий день их пребывания в доме кукольника. За все это время Сасори показался им на глаза единожды в первое же утро, и то для того, чтобы унести к себе в комнату еду. С тех пор дверь мастерской не открывалась, на неоднократные призывы выйти кукловод не отвечал, и о том, что он все еще жив, свидетельствовал лишь изредка доносящийся шум. Дейдара и Сакура убивали время как могли. Впрочем, они особо не скучали. Первые два дня Дейдара проводил экскурсию, объясняя, какие вещи не представляют для Сасори особой ценности, а какие ни при каких обстоятельствах трогать нельзя. В число запретных предметов входил запертый на три замка деревянный шкаф ("Раньше он был открыт, да, но потом пришел я и... в общем, не стоит об этом"), стеллаж с особо ветхими книгами ("Ну нет, на них я не покушался, да. Просто чувствую, что и тебе не стоит") и отчего-то самая обычная бежевая кружка ("Ммм, не знаю почему, честно. Но видела бы ты его лицо, когда я к ней потянулся"). В итоге блуждать по бесконечным коридорам и нескончаемым комнатам Сакуре наскучило. Её добивало то, что Сасори наверняка убил на постройку огромное количество времени, а в итоге безвылазно обитал в одной мастерской. А если учесть почти болезненную рациональность его мышления, этот факт просто не укладывался у куноичи в голове. Она начинала понимать, почему Дейдара так не любил это место. Ей бесспорно нравились все эти деревянные стулья, столы и комоды, но находиться в замкнутом пространстве трое суток, без возможности выйти наружу было действительно непросто. Она пыталась не думать об этом, а вот у Дейдары на самом деле начинали сдавать нервы. Он все время рвался к стене, в которой располагался невидимый выход и искал возможность вырваться на волю.
— Послушай, мне действительно необходим свежий воздух и солнце! Я чувствую себя кротом! Куда ты меня тащишь? Я выйду, даже если мне придется взорвать эту проклятую стену, да! — подрывник отчаянно пытался вырываться, в то время как Сакура изо всех сил тащила его за рукав обратно.
— Не-на-до, вер-ни-сь, — прорычала куноичи и сделала решающий рывок. Они вместе отлетели на середину комнаты. Дейдару начал отпускать приступ клаустрофобии, он тряхнул головой и потер ушибленное плечо.
— Ладно, не сегодня, да. Но завтра я отсюда выберусь!
Сакура облегченно выдохнула.
«По крайней мере потолок обвалится мне на голову не сегодня…»
— Но! — Дейдара вскинул указательный палец. Куноичи насторожилась. — В таком случае мы... да.
Сакура приготовилась к худшему и даже прикинула, как бы поудачней отбиться. Подрывник тем временем подскочил и скрылся в одном из коридоров. Через несколько минут он вернулся с двумя пакетами. Куноичи вздохнула еще раз.
«Сегодня мне везет, да. Тьфу! Это "да", таки прицепилось! Только не это...»
Из первого пакета Дейдара извлек несколько связок засушенных фруктов. А из второго пять бутылок сливового вина и одинокую бутылку саке.
— Ты шутишь. Я не буду.
Дейдара угрожающе покосился на заветную стену.
— Не будешь, да?
— Ладно, ладно! Немного. Вина.
Дейдара наполнил два бокала и, откинувшись на спинку кресла, сделал несколько глотков.
— Сейчас мир станет лучше, да, — сказал он и стал наблюдать за куноичи. Сакура с недоверием понюхала содержимое своего бокала. Затем нерешительно покрутила его в руках. — Ну давай уже пей, да... — нетерпеливо протянул подрывник и удивленно открыл рот, когда Сакура пожала плечами и залпом выпила все вино.
— Неплохо. Наливай еще, – невозмутимо заявила она, протянув пустой бокал. — Ну что ты уставился? Я же бывшая ученица Тсунаде. Думаешь, я вино в первый раз увидела? Наливай, давай.
Спустя несколько часов вторая бутылка подошла к концу. Подрывник лениво потянулся за третьей.
— Может позвать его? — неуверенно проговорила Сакура, кивая в сторону вечно запертой двери.
— Нее... Сасори наверняка не пьет, да.
— Самое время спросить, почему ты до сих пор его не взорвал, — усмехнулась розоволосая куноичи.
— Знаешь, — Дейдара внезапно посерьезнел. — Я уверен, что ты уже к нему привязалась, да. Просто не замечаешь, пока он... — подрывник хотел сказать "жив", но быстро передумал. — Пока он рядом, да.
— Глупости, он выводит меня из себя одним своим безразличным видом, — от души сказала Сакура. Подрывник тем временем стремительно поднялся на ноги и подскочил к стене. Затем с наигранной грацией прислонился к ней спиной и томно закатил глаза.
— Дейдара, — обратился он к самому себе, подражая Сасори. — Мне не интересны твои глупые шутки.
Сакура, не удержавшись, хихикнула. Вдруг дверь мастерской отворилась, и в проеме показался мастер марионеток.
— Дейдара, — начал он, облокотившись о дверной косяк точь-в-точь так же, как секунду назад это изобразил подрывник. Дейдара поперхнулся вином. Сакура зашлась истерическим хохотом.
— Что смешного? – возмутился Сасори, пытаясь понять причину такой реакции. – Опять твои глупые шутки? Я с вами разговариваю! – куноичи, которая было начала успокаиваться, снова закатилась смехом. Дейдара даже не делал попыток подавить хохот и, держась за живот, сполз по стене на пол.
— Вы оба! Достали! Достали меня! — вскричал Сасори и, схватив со стола бутылку саке, вылетел из комнаты, от души хлопнув дверью.
— Ну все. Теперь он точно не выйдет оттуда неделю, да, — сквозь смех подытожил Дейдара. Они еще недолго посидели в зале, но, в конце концов, Сакуру сморило вино, и она ушла спать.

***

Сакура открыла глаза. Часы показывали половину четвертого.
— Ну да. Рано легла — рано проснулась. Очень вовремя, — не без доли сарказма проговорила она вслух. Накинув на плечи плащ, Сакура покинула свою комнату. В зале было темно, и лишь из-под двери мастерской к её ногам тянулся неровный свет. Она практически на ощупь нашла графин с водой, который неизменно стоял на столе. Выпив залпом несколько стаканов, девушка избавилась от жажды. Спать не хотелось. Мысли в голову лезли самые неприятные. Сакура села на край кресла, задумчиво глядя на яркую полоску света. Её мучило любопытство.
«Не помню, как вчера щелкнул замок. Неужели Сасори не закрыл её? Наверняка закрыл. И все же... Мне в любом случае нечем себя занять».
Сакура медленно подошла к двери и, сделав глубокий вдох, накренила ручку. Петли скрипнули.
«Проклятье, я не думала, что она на самом деле открыта! Ладно, только посмотрю мельком что там и выйду».
Комната оказалась почти такой же большой, как зал. Вдоль дальней стены тянулись стеллажи с книгами. В центре стоял усеянный бумагой и инструментами стол. В левом углу приткнулась небольшая, застеленная покрывалом кровать, к одной из ножек которой одиноко привалилась пустая бутылка из-под саке. А рядом с ней на полу, опустив голову и вцепившись руками в растрепанные волосы, сидел мастер марионеток. Он почти не шевелился, но, стоило Сакуре на него взглянуть, как она поняла, что он больше чем просто пьян, и больше, чем просто в отчаянии.
— У меня ничего не выходит, — раздался его тихий голос. Сакура вздрогнула. — Понимаешь, глупая девчонка? Ничего не выходит.
Куноичи попятилась, но Сасори повел рукой, и дверь захлопнулась. Щелкнул замок.
— Что, думаешь можно вот так ворваться в мою комнату и, как ни в чем не бывало, выйти отсюда?
«Зачем я вообще сюда зашла!?»
— Да, Сакура. Зачем ты сюда зашла? — Сасори глухо рассмеялся. — У тебя в глазах написано всё, о чем ты сейчас думаешь.
— Открой дверь, — нервно проговорила куноичи. Сасори как будто её не слышал. Он поднялся на ноги и, чуть запрокинув голову назад, поймал взгляд её зеленых глаз. Он улыбался. Сакура невольно сделала шаг назад и уперлась спиной в дверную ручку.
— А вот это ты зря сделала, — растягивая каждое слово, проговорил мастер марионеток и медленно поднял руку.
— Нет, — выдохнула она и тут же почувствовала, как её сковывают невидимые нити. Сакура попробовала пошевелиться, но тело более её не слушалось. Вдруг, она неестественно дернулась и, словно в безумном танце, что-то невидимое протащило её через комнату. Сасори, подхватив свою куклу, сделал еще один круг вместе с ней и замер, глядя ей в глаза.
— Любишь танцевать, Сакура?
Девушка против воли кивнула. Сасори коснулся её щеки, убирая выбившуюся прядь волос.
— Как у тебя быстро сердце стучит, правда? И у меня тоже, — он прикрыл глаза, будто прислушиваясь к этому самому сердцу, и с его лица исчезла улыбка. — Знаешь как давно я не чувствовал стук своего сердца? А теперь я всю жизнь буду слышать его. Как оно замирает, потом чуть ускоряется. Потому, что у меня ничего не выходит!
Сакура в панике пыталась придумать способ вырваться, но, по-видимому, это было невозможно.
— А знаешь, кто в этом виноват? — продолжал мастер, так низко склоняясь над её лицом, что на Сакуру повеяло саке. — В этом виновата девчонка, которая даже не понимает, что со мной сделала!
— Понимаю, — еле слышно прошептала Сакура. — Ты... Ты больше не кукла.
Сасори замолчал, вглядываясь в её испуганные глаза. Куноичи, не дождавшись ответа, снова заговорила.
— Но это не моя вина. Я не возвращала тебе человеческое тело, Сасори.
Он молчал. Его лицо вновь стало спокойно безразличным. И спустя еще минуту Сакура почувствовала, как нити исчезают, однако пошевелиться было все еще страшно. Сасори поднял её на руки и усадил на край кровати, а сам подошел к столу, уперев в него руки. Девушка, тяжело дыша, закрыла лицо руками. Так, в тишине, они провели почти пол часа. Наконец, Сакура почувствовала, что её больше не колотит дрожь.
— Почему у тебя ничего не выходит? — спросила девушка, понемногу приходя в себя. Сасори жестом поманил её к себе и указал на исписанный лист.
— Эти цифры...
— Уровень чакры, жизненная энергия, возраст, — перебила его Сакура, узнав знакомые обозначения.
— Да. Ты, как медик, уже, наверное, поняла, что не так.
Сакура вгляделась в листок и в удивлении приоткрыла рот.
— Понимаю... "Идеальная пропорция", которая поддерживает в теле жизнь не складывается. Жизненная энергия соответствует тридцати. А тебе как будто... на самом деле шестнадцать?
Сасори только развел руками.
— Я не смогу поддерживать жизнь в таком теле.
— Я все еще не понимаю, зачем оно вообще тебе нужно. Но лучше ответь мне на другой вопрос.
— Да?
— Почему ты не уклонился от последнего удара? И почему ты хотел меня отпустить тогда в пещере?
— Это два вопроса.
— Один ответ.
Мастер марионеток улыбнулся.
— Ты живая, — неопределенно сказал он.
Сакура задумалась.
«Живая? Интересно, все эти куклы не казались ему при жизни живыми?» — Но вслух проговорила другое.
— Ты сейчас тоже живой.
— Ошибаешься. Я давно умер.
Куноичи собиралась что-то возразить, но в зале раздался звон бьющегося стекла, а вслед за ним ругань.
— Дейдара проснулся, — заключила Сакура.
— Надеюсь, это не моя кружка, — кукловод нахмурился. Куноичи в душе понадеялась, что это именно она.

***

Дейдара сердито пнул осколок.
«Ксо! Неужели так необходимо все время выключать здесь свет? Он горит по всему дому, а именно в зале Сасори его вырубает!»
Дверь скрипнула.
— Что-то важное, да? — Дейдара еще раз пнул осколок, обернулся и застыл. В дверях стоял кукловод, а за его спиной Сакура в одной рубашке и накинутом на плечи плаще.
— Нет, я даже не помню, что это было, — сказал Сасори, вглядываясь в куски фарфора.
— Я что-то пропустил? — Дейдара с самым довольным видом уселся на свое любимое кресло.
— Поверь, ничего, что бы могло тебя заинтересовать, Дейдара, — сухо ответил Сасори и развернулся, чтобы уйти. Сакура захлопнула перед его носом дверь и сложила на груди руки.
— Хватит там торчать! Сколько можно?
Сасори напрягся. Дейдара вскинул бровь.
— Похоже, все-таки пропустил, да, — весело проговорил он, ожидая продолжения.
— Нет! — ответили в один голос кукловод и Сакура. Дейдара только больше уверился в своих догадках. И уже мысленно прибавлял как можно больше "интересных" подробностей.
— Тебе лучше дать мне пройти, — прошипел кукловод, который явно начинал выходить из себя. И, будь они одни, куноичи бы, не задумываясь, отошла в сторону. Но сейчас она не сомневалась, что за неё заступится Дейдара. К слову подрывник уже на самом деле приготовился её спасать. Девушка не двинулась с места. Сасори тоже оценил ситуацию.
«От неё одни проблемы. Теперь Дейдара играет в "храброго рыцаря". Как же это действует мне на нервы».
Мастер марионеток демонстративно скрестил на груди руки и с самым надменным видом прислонился к стене.
— Я весь во внимании. Что вам обоим от меня нужно?
— Сыграем в карты? — выдал Дейдара. Сакура зажмурилась.
«Кретин. Какие карты в четыре утра??»
— Дейдара, скажи мне, что ты пошутил.
— Всего один кон, и Вы сможете удалиться в свою нору, Господин Сасори, — иронично протянул Дей, и в его руках откуда ни возьмись появилась колода. Сакура нервно сглотнула. Кукловод долго молчал.
— На что играем? — проговорил он, наконец, без особого интереса. Дейдара, не долго думая, многозначительно кивнул в сторону полуголой Сакуры. Сасори проследил за его взглядом. Сакура сжала кулаки.
— Нет! — снова в один голос запротестовали они.
— Тогда я не знаю, да, — разочаровался подрывник и откинулся на спинку.
— Если я или Дей выиграем, то мы завтра же отсюда уходим, — неожиданно сказала куноичи. Дейдара энергично закивал.
— Отличная идея, да!
— Идёт.
Как только Дейдара раздал карты, Сакура поняла, что переняла у своей наставницы не только любовь к вину, но и фатальное невезение в азартных играх. Она глянула на оппонентов, пытаясь понять, насколько повезло им. Но это было бесполезно. Дейдара как всегда хитро улыбался, а лицо Сасори не выражало ничего, кроме бесконечной скуки.
— Правила все знают? — поинтересовался подрывник. Сасори закатил глаза.
— Не тяни время, ходи. Я не намерен просидеть тут до утра.
— Конечной целью является избавиться от всех карт, да!
— Ходи! — не выдержала Сакура.
— Ладно, ладно, не кипятитесь.
Когда игра подошла к концу Сакура собрала в руках почти всю колоду, кроме четырех карт, которые поровну распределились между Дейдарой и Сасори.
— Ну вот, в следующий раз Сакура будет просто держать карты, — не удержавшись съязвил подрывник.
— Очень смешно, — буркнула куноичи и нахмурилась.
— Дейдара, если бы ты меньше болтал и больше следил за игрой, у тебя был бы шанс.
— Игра не требует всего моего внимания целиком, я итак выиграю.
Они одновременно открыли две карты, и они оказались равными по силе. Сакура затаила дыхание. Все зависело от последнего хода.
— Излишняя самоуверенность никогда не шла тебе на пользу, Дейдара.
— Когда Вы в последний раз играли? Лет двадцать назад, да?
— Открывайте! Достали! — Сакура вскочила на ноги. Дейдара пожал плечами и открыл последнюю карту. С губ Сасори исчезла улыбка. Через секунду на столе лежала точно такая же только другой масти. Ничья. Сакура разочарованно вздохнула. Подрывник хмыкнул.
— Что ж, придется сыграть еще разок, ммм!
— Хватит с меня. Сакура проиграла, значит, я выиграл.
— А я не зря спросил про правила! Такого мы не оговаривали, — Дейдара бросил на Сасори победный взгляд.
— Я в любом случае не собираюсь больше играть. Это бесполезная трата времени.
— Бесполезная трата времени? Господин Сасори, Вы просто не...
— Я принесу завтрак, — вставила Сакура, заведомо зная, что во время спора они её не услышат.
После еды Сасори все-таки вернулся в мастерскую, но дверь не закрыл. Сакура с Дейдарой расценили это как маленькую победу.

***

Наступило утро, но на освещении зала это никак не отразилось. Время тянулось медленно. Сакура отбросила в сторону очередную занудную книгу.
— Дейдара, прекрати на меня пялиться.
— Ты хочешь лишить меня последней радости в этом душном и мрачном месте, да?
— Если ты прекратишь на меня пялиться, будь уверен оно станет менее душным.
Подрывник расхохотался.
— Пожалуй, ты права. И все же сделай мне подарок.
— Нет.
— Я ведь еще ничего не попросил!
— Ну?
— Нам все-таки придется открыть тот "запретный" шкаф.
Сакура вскинула бровь.
— Как откроем ты поймешь, да, — глаза подрывника загадочно блеснули.
Куноичи не очень нравилась эта идея, но желание хоть как-то убить время и любопытство «будь оно не ладно!» оказались сильнее.
— Пошли.
Шкаф, как и следовало ожидать, стоял на своем месте. Дейдара задумчиво смотрел на замки.
— У нас нет выбора.
— Не надо.
— Есть идея получше?
— Забыть про этот дурацкий шкаф и вернуться в зал.
— Ну уж нет, это дело принципа, да. Я так давно ничего не взрывал!
— Ах, вот зачем мы пришли?
Сакура с опаской наблюдала, как он аккуратно, почти с любовью, сажает на замок глиняного жука.
— Отойди немного. Я все рассчитал.
— Так нормально?
— Нет, дальше.
— Ммм?
— Еще дальше. Слушай, вообще выйди из комнаты, а?
— Дейдара, не надо!
— Катс!
Дверь с грохотом рванула.
— Придурок! — заорала куноичи, которую отбросило на три метра.
— Ну немного перестарался, — послышался его довольный голос. Дым рассеялся и перед ними предстал искореженный, покосившийся шкаф. Обе дверцы слетели с петель и валялись в стороне.
— Сасори расчленит нас и зальет спиртом, — констатировала Сакура.
— Да брось, содержимое-то цело. А в прошлый раз...
— Это же просто вещи! — перебила его девушка.
— Ну да! Сейчас мы тебя переоденем.
— Ни за что! Это ведь бывшая одежда его кукол?
— Отчасти да... Но я своими глазами видел, как Сасори шьет.
— Правда?
— Нет.
— Я никогда это не одену.
— Тогда мне придется взорвать еще и вход!
— Взрывай. Хватит меня шантажировать.
Дейдара задумался.
«Уперлась. Что нужно делать в таких ситуациях? Наверное... да».
— Ну пожааалуйста, — протянул он. Сакура в ужасе отшатнулась.
— Не ной!
— Мне так плохо... Тут темно и скучно. Я даже не могу ничего взорвать...
— Прекрати немедленно!
— Мне нельзя долго находиться взаперти... Неужели сложно немного меня порадовать?.. Я...
— Ну хорошо, хорошо! Ладно! Только никогда больше не делай такое лицо.
— Отлично, да! — моментально оживился подрывник и принялся перебирать одежду.
— Ты меня хорошо понял? Никогда!
— Да, да, договорились. Вот это мне нравится!
— Это пояс.
— Да шучу я, шучу.
— Вот! — Сакура с сомнением посмотрела на короткую темно-серую юбку. Видимо, самую короткую в шкафу, потому что вид Дейдары говорил о том, что он не потерпит никаких возражений.
— Допустим.
— Иии... — он долго увлеченно перебирал вешалки и, наконец, извлек жуткий зеленый топ. Сакура протестующе замотала головой.
— Только не это, он слишком открытый. Ты обещал не делать такое лицо! Ладно, всё, давай сюда.
Подрывник просиял.
— Отвернись.
— Нет проблем!
Сакура переоделась и мрачно оглядела себя в зеркало. Юбка выглядела сносно, но вот топ едва прикрывал грудь. Куноичи живо представила себе, как он слетает во время какой-нибудь битвы, и закрыла лицо руками.
«Я ни за что не буду это носить. Как же...»
— Дейдара, я что в прошлый раз не ясно выразился? — в дверях, яростно сверкая глазами, стоял Сасори. Разумеется, грохот взрыва не остался незамеченным.
— Всего лишь дверцы с петель слетели! — сказал Дейдара, сопроводив фразу нервным смешком. Кукловод медленно поднял руку, лицо его стало еще более мрачным, и Дейдара уже было приготовился защищаться, как вдруг мастер побледнел, так и зависнув с поднятой вверх рукой. Подрывник, проследив за его взглядом, протестующе замахал руками, но сказать ничего не успел.
— Дейдара, будь ты неладен, что ты с ней сделал?
— Ну, эм...
— У меня тот же вопрос... — вздохнула девушка.
— Безвкусица, — презрительно фыркнул Сасори.
— Глупости, отлично смотрится!
— Смотрится? Снимай эту болотную тряпку.
Дейдара недовольно цокнул.
— Вы что оба с ума сошли?! Хватит мной командовать! – не выдержала Сакура и угрожающе взмахнула рукой, но тут же вцепилась в сползающий топик.
Подрывник, закатившись, присел на корточки.
— Вот. Уж лучше это, — Сасори вытащил из шкафа белую майку.
— Отлично, только теперь сделайте одолжение... Выйдите вон!
Сакура была в бешенстве. Сасори, подцепив за шиворот Дейдару, вышел и захлопнул дверь. Девушка, наконец, спокойно переоделась. Выглядело действительно намного лучше.
— Ладно, какая разница... Вы еще там?
На пороге снова показались "ценители искусства".
— Дейдара, еще раз такое вытворишь, и я тебя действительно убью.
— Вы про шкаф или про Сакуру?
— Верни дверцы на место, — только и сказал кукловод, закрывая за собой дверь.
Сакура наградила Дейдару убийственным взглядом.
— Не сердись, — виновато сказал он. Куноичи покачала головой.
— Ладно... Что будем с дверцами делать?
— О, это легко! У меня уже есть опыт, да... — протянул Дей.

***

Он остановился, вглядываясь вдаль сквозь редеющие ряды деревьев.
— Уже близко.
— Дааавно пора, — послышался в ответ гортанный голос напарника.
— За час мы доберемся до места. Но нужно передохнуть, я совсем не уверен, что там пусто.

***

— Ооо! Я думал, это никогда не свершится, да! — радостно воскликнул подрывник.
— Дейдара, не перебивай меня. Я еще не договорил.
— Не удержался, это самая лучшая новость в моей жизни!
— Так вот, — раздраженно продолжил мастер марионеток, — через час нас тут быть уже не должно. Сакура, выбери нужные травы, если не найдешь чего-то важного, в чем я сомневаюсь, скажешь мне. Сбор вещей тоже на тебе.
— Я приготовила все заранее.
— Хорошо. Дейдара, я надеюсь, ты взял с собой достаточное количество глины.
— Разумеется!
— Дейдара, я еще раз повторяю, соберись хоть раз нормально, нас каждый раз ожидает один и тот же сюрприз.
— Нет, на этот раз я все рассчитал. Глины хватит, даже если мне в одиночку придется противостоять всем шиноби мира! — с гордостью проговорил Дей и подмигнул отчего-то серьезной Сакуре. Девушка только еще больше нахмурилась.
— На этом все, — подытожил мастер.
— Теперь я могу ликовать вслух, да? — ехидно спросил Дейдара. Сасори ничего не ответил, он еще раз внимательно проверил по списку все ли собрано и, убедившись в том, что ничего не упустил, поднялся, чтобы уйти.
— Нет, стой, — подала голос Сакура, — давай вместе проверим травы, я не уверена, что нужно брать с собой все.
Подрывник страдальчески закатил глаза — он ненавидел сборы. Пока Сакура и Сасори в сто первый раз перепроверяли микроскопические склянки, он в нетерпении нарезал круги по комнате.
«Неужели мы вот-вот покинем это место!..»
— Эту лучше оставить, её легко найти.
— Вдруг нужна будет срочно?
«Свежий воздух, солнце!..»
— Отвар должен настояться три дня.
— Да, ты прав.
«Небо, птицы! Я смогу... Ммм, что это за звук?»
Дейдара настороженно остановился возле стены.
— Вы слышите это?
— Она нам не пригодится, эту оставь.
— Эй! Там трещит что-то!
— ...необходима для противоядия.
— САКУРА, САСОРИ!!!
— Что тебе?! — раздраженно откликнулись они в один голос. В этот момент от стены откололся небольшой камень и скатился на пол. Сасори моментально подскочил на ноги.
— Это то, что я думаю, да? — весело поинтересовался подрывник, отступая назад.
— Да, Дейдара. Это "все шиноби мира", — кукловод хмыкнул и достал два пожелтевших свитка.

@темы: ДейдараСакура, СасориСакура, гет, приключения, романтика, фанфик

URL
   

Сакура и ее мужчины

главная