haru-no-sakura
Название: Ничего не чувствую
Автор: Идэ Фикс
Бета: Shmiglaglazik (часть 2, главы 2 и 3); asmodian-82 (часть 3, глава 2)
Дисклеймер: герои и вселенная принадлежат Кишимото Масаши
Пары/Персонажи: Сасори/Сакура/Дейдара
Рейтинг: NC-17
Жанр: приключения, романтика
Предупреждения: фанфик содержит нецензурную лексику.
Размер: макси
Статус: в процессе
Разрешение автора на размещение: получено
Краткое содержание: данный фанфик повествует о самом, зачастую, навязчивом желании человека: убежать от всего. Приятного чтения).
Оглавление:
Часть 1. Тяжелый день Дейдары
Часть 2. Это нора, да...
Часть 3. Театр это взрыв!
Часть 4. Дейдара, все из-за тебя!
Часть 5. Куда приводят все дороги

Глава 1


«Никогда не знаешь, где тебя подстерегает опасность», — прошептала Сакура самой себ, и страх охватил её сердце холодными ладонями. Впервые она подумала о том, что никто не подстрахует её от пропущенной атаки, никто не протянет руку, если она упадет. Она стояла бок о бок с такими же врагами, как те, что находились по ту сторону стены. А в следующую секунду её посетила куда более ужасающая мысль. Ведь возможно там вовсе не враги, а шиноби Конохи, которые пришли спасти её? Сакура судорожно обхватила рукоять куная и взглянула на Сасори в попытке переключить свое внимание с пустых догадок на происходящее. Кукловод, слегка склонив голову на бок, неотрывно смотрел на осыпающуюся стену. Его неестественно юное лицо не выражало абсолютно никаких эмоций. Он не боялся. Он просто ждал. И это отнюдь не успокоило куноичи, она вспомнила этот холодный взгляд.
«Как будто одна против всех. Я одна. Разве что...»
— Дейдара, — неожиданно для себя самой произнесла она всхлух. Подрывник, отвлекшись от скачущей по его ладони глиняной птицы, посмотрел на девушку.
— Что, ммм?
— Нет, ничего, — поспешно ответила она, а про себя выругалась.
«Сакура, держи себя в руках!»
Дейдара непонимающе моргнул и, пересадив птицу на плечо, подошел к куноичи. Она ожидала, что подрывник пристанет с вопросами, но он ничего не спросил. И только когда стена затрещала, как разгоревшееся в костре полено, прожигаемая черным пламенем Мангэкью Шарингана, он чуть склонился к её уху и еле слышно шепнул:
— Мы тебя не отдадим.
В тот же момент, сквозь дым и клубы пыли в зал шагнули две облаченные в плащи фигуры. Сакуре в глаза ударил яркий дневной свет, ослепивший её на несколько секунд.
— Итачи-сан, кто Вам сказал, что мы вас ждем, хм? — издевательским тоном поинтересовался Дейдара и демонстративно сделал шаг навстречу незваному гостю. Но Итачи даже не взглянул в сторону подрывника. Все его внимание было обращено на другого человека.
— Не могу сказать, что я удивлен, Сасори Красных Песков, — констатировал его спокойный голос.
— Что вам нужно, — без единой интонации проговорил мастер, проигнорировав и пытливый взгляд, и почти лестное вступление.
— Удостовериться в твоей смерти и найти Дейдару, который неожиданно пропал. Хотя я сразу связал два этих факта.
— В таком случае мы вас не задерживаем, да, — нагло заявил подрывник, сопроводив фразу указательным на выход жестом.
— Дей-кун, — впервые заклокотал Кисаме, который все говорил с каким-то коварным торжеством, — чем меньше ты будешь встревать, тем быстрее мы разойдемся, разве нет?
Его губы растянулись в довольный оскал, и он, придерживая одной рукой Самехаду, прислонился спиной к обуглившейся стене.
— Мы быстрее разойдемся, если ты не будешь давать мне советы, — ладони подрывника плотоядно облизнулись. Кисаме только повел рукой, чтобы освободить от пут забинтованное лезвие Самехады, меч угрожающе сверкнул на солнце. Однако напряженный момент был безжалостно разрушен спокойным голосом Итачи, взгляд которого только сейчас упал на затаившуюся Сакуру.
— Кто это? Я её где-то видел.
— Если судить по наряду, я могу предположить, — вставил Кисаме.
«Проклятье, дался им мой наряд! Чертов Дейдара!» — в сердцах подумала куноичи.
— Нет. Это кто-то... — Итачи прищурился, и, наконец, в его памяти мелькнули картины совсем недавней схватки. — Подружка Девятихвостого. Что она здесь делает?
На какое-то время воцарилось тяжелое молчание. Однако Сакура отметила, что Дейдара все так же улыбался своей поганой улыбочкой, а Сасори, казалось, вообще не шевелился с момента, как все началось.
— Итачи, — проговорил кукловод скучающим тоном. — Это наше дело, и Дейдара прав, мы вас больше не задерживаем.
— Боюсь, у нас появился повод задержаться, Сасори-сан. Мы забираем девчонку.
— Осторожней с заявлениями, Итачи. Девчонка нам нужна не меньше, чем вам.
Итачи недолго молчал, взвешивая каждое слово, и, когда он снова заговорил, его голос обрел совсем недобрые ноты.
— Не думаю, что Лидер оценит подобные самостоятельные решения. К вам утрачено его доверие, и, если хотите сохранить свое место в организации, для начала придется отдать девчонку нам. Поимка Девятихвостого — уже не твоя задача, Сасори. И я бы посоветовал как можно скорее связаться с Лидером и объяснить, почему вы не дали ему знать о своих планах. И почему ты жив, Акасуна-но-Сасори, это тоже следует объяснить. Мы её забираем.
Чем дольше он говорил, тем явственнее Сакура ощущала, что проваливается куда-то под землю. Она боялась взглянуть на Дейдару, боялась увидеть его спокойно-веселое выражение лица.
«Они отдадут меня, отдадут. Ну, вот и конец твоей мнимой свободе, Харуно Сакура. А чего ты ожидала?»
— Знаешь Итачи... — губы Сасори исказила азартная улыбка. — Боюсь, что ты прав.
— Господин Сасори, Вы что сдались, да? — поинтересовался Дейдара. Впрочем, особого разочарования в его тоне не чувствовалось, скорее насмешка.
— Дейдара, это тоже искусство. Искусство выходить сухим из воды, — мастер марионеток обернулся к напарнику.
— Это искусство выглядит довольно жалким, Вам так не кажется, Господин? Как-то лишено тонкости.
— Не эффектно?
— Совсем не эффектно. — Дейдара кивнул. У него было на удивление серьезное выражение лица, в то время как Сасори диковато улыбался. Сакуре подумалось, что они поменялись местами. Она отчаянно пыталась найти выход, как вдруг подрывник мягко обнял её за плечи, и с этого момента девушка перестала понимать, что происходит.
«Видимо для меня все кончено...»
— Черта с два я её отдам, да!
«Вряд ли это поможет, Дей...»
— Я предупреждал тебя, Дейдара, чтобы ты не строил планов на будущее.
«Планов на будущее?»
— Я люблю её!
«Что?!»
— Что?! — не удержались Кисаме и Итачи.
— Дейдара, не заставляй меня принимать меры. Успокойся.
— Я спокоен, да.
— Итачи, мы отдадим вам девчонку, при условии, что вы вернете её живой.
— Не Вам ставить условия, Сасори-сан, — заметил Кисаме, но Итачи жестом заставил его замолчать.
— Сасори, я не беру на себя ответственность за это, но, если будет стоять выбор между её смертью или жизнью, я её не убью.
— Дейдара, ты слышал? Отдай девчонку. Угрозы почти нет.
— Почти нет, да? — чуть не плача прошептал подрывник. — Почти нет? И я должен в это поверить?
— У тебя нет выбора, хватит. Отпусти её.
Дейдара присел, отперевшись на одно колено, и уткнулся Сакуре в бок.
— Детка... Пойми, я больше ничего не могу сделать. Все будет хорошо. Они не посмеют тебя тронуть.
— Дейдара, что ты несе... — начала было Сакура, но подрывник тут же закрыл ей рот ладонью.
— Нет! Не говори ничего! Я сам все знаю. Я помню каждую ночь! Каждый твой вздох! Каждое...
— Дейдара! — прервал его кукловод.
— Еще пару слов, Господин Сасори. Вот... — он достал из кармана какой-то небольшой предмет и протянул его ошалелой куноичи. — Возьми, он будет беречь тебя, когда меня не будет рядом, — девушка нерешительно приняла непонятную фугурку. Она опять собиралась что-то сказать, когда Дейдара одной рукой сжал её запястья, а другой вцепился в волосы, и накрыл губы поцелуем. Вырваться не представлялось возможным, и Сакура просто зажмурилась. Происходящее не укладывалось у неё в голове. Вдруг она почувствовала, как кто-то больно схватил её за руку.
— Я не могу больше на это смотреть, — послышался над ухом нервный голос Сасори, и кукловод с силой отшвырнул девушку к выходу. Только в этот момент она всё поняла. Итачи, подхватил Сакуру, и они направились к выходу, как вдруг Учиха настороженно остановился.
— Подарок Дейдары. По смыслу уже звучит многообещающе. Дай сюда, — он требовательно протянул ладонь, и Сакура, чуть замявшись, вложила в неё маленькую фигурку. Далее события развивались крайне стремительно. Итачи разжал ладонь.
— Проклятье!
— Катс!
Девушку отшвырнуло назад, будто порывом ветра, и она очутилась за спиной кукольника, а в следующую секунду прогремел взрыв. Куноичи успела прикрыть руками голову. С потолка посыпались доски и куски камня. Устоять на ногах не представлялось возможным. Сакура вцепилась в край стола, единственное, что было поблизости, и в панике огляделась по сторонам. Ни подрывника, ни Сасори она не увидела. Где-то слева сверкнула вспышка, и рвануло второй раз, куда сильнее, чем в первый. Потолок угрожающе затрещал, обещая обвалиться в любой момент. Девушка закашлялась от поднявшейся пыли, когда вдруг её тело пронзила острая боль, и все вокруг померкло.
***

Дейдара знал, что взрыв такой силы не выдержит ни одно укрытие. Как только камень содрогнулся, засыпая проход, подрывник отскочил назад к ближайшему коридору. Сквозь дым и столп пыли он лишь на мгновение увидел мелькнувшее розовое пятно и шагнул было в ту сторону, как прямо перед ним выросла черная тень, преграждая дорогу. Дейдара инстинктивно поднял взгляд и мгновенно пожалел об этом. Голубые глаза подрывника тут же остекленели под гипнотической силой Шарингана.

***

— Вы не замечали ничего странного дней 5-6 назад?
— Нет, милая, все как обычно…
— Ясно, – Тен-Тен призвала на помощь все свое самообладание, стараясь пропустить "милая" мимо ушей.
— Может быть люди в пыльной одежде? Не видели?
— Нет, милая, не было людей в пыльной одежде…
— Девушка с розовыми волосами?..
— Нет, милая…
Она готова была сдаться: от трактирщика не было толку, как и от половины населения, которую она уже опросила. Поддавшись порыву отчаянья, Тен-Тен всплеснула руками и саркастически воскликнула:
— О, и уж, наверное, никто не взрывал людей и здания! – она обращалась больше к себе, но вот тут-то трактирщик побелел. Лицо его пошло розовыми пятнами, потом он, будто задыхаясь, схватился за горло, расстегивая верхнюю пуговицу воротника.
— Вы, наверное, шутите, – протянула Тен-Тен, и, не дождавшись ответа, кинулась к северным воротам города.

***

Подрывник сжал зубы, чтобы не взвыть от боли. Он стоял на коленях, прижав ладони к земле, хватая ртом тяжелый пыльный воздух. Прошло всего тридцать секунд, пока он смог сосредоточиться и остановить поток чакры, но в иллюзорном мире Мангэкью Шарингана эти тридцать жалких секунд приравнивались к суткам нескончаемой агонии. Дейдара задыхался. Иллюзия растаяла, но реальность обрушилась на него не менее яростно. Снова скрежет осыпающейся породы, снова пыль и запах гари. Снова прямо перед ним неподвижная тень — Учиха Итачи.
— Поднимайся, — услышал он хриплый голос своего оппонента. Дейдара поднял взгляд, уже не боясь повторно попасть в путы иллюзии. Учиха стоял все в той же позе, скрестив на груди руки, и свысока взирал на него вечно спокойными красными глазами. Подрывник сделал над собой усилие, поднялся на ноги, попутно сдув закрывающую глаза челку набок.
— Поднимайся? — хмыкнул он, оскалившись диковатой улыбкой. — Ты же не думаешь, что так просто вывел меня из строя?
Итачи промолчал, не двинувшись с места. Не пошевелился он и тогда, когда с потолка обрушилась очередная балка, почти задев его плечо. Дейдара сделал три шага назад, запуская руку в сумку, и приготовился дать достойный отпор, но вдруг уловил движение где-то справа. От Итачи это тоже явно не укрылось. Он моментально отскочил в сторону и всмотрелся в клубы пыли. В этот момент пещеру огласил рев обрушившейся волны. Вода осадила пыль, и теперь Дейдаре было ясно видно, что происходит. Почти у выхода полулежал Кисаме, заваленный камнями и досками, но определенно живой. А в дальнем проходе, держась за правый бок, стоял мастер марионеток, привалившись к стене. Он повернул голову и всего на секунду поймал взгляд подрывника. Этого было достаточно, чтобы Дейдара понял, насколько их дела плохи. Подрывник подал ему какой-то знак рукой и с этого момента больше не поворачивался в ту сторону.
— Итачи, — сказал он, сопроводив фразу едва ли уместным смешком, — сдается мне, мы все отсюда не выберемся, хм.
— Дейдара, не надо! — в последний раз донесся до него голос Сасори. Сверкнула пронзительная вспышка, и потолок рухнул.

Глава 2


Сознание возвращалось к ней нехотя, обрывками. Сквозь закрытые веки можно было почувствовать слабый свет. Кожа ощущала приятное тепло. Звуки доносились будто издалека, мягко и ненавязчиво. Но все это только за секунду до пробуждения. Сакура вздрогнула и дернулась в попытке подняться, как чьи-то руки снова безжалостно вернули её в прежнее положение, закрыв куноичи рот.
— Молчи! Тихо! — зашипел над ухом знакомый хриплый голос. Девушка хотела вырваться, но стоило ей окончательно придти в себя, как она почувствовала чужую руку, больно сжимающую её запястья. Она попыталась закричать, но услышала лишь свой сдавленный писк.
— Тихо, я сказал, – снова раздался его шепот, и он сильнее прижал девушку к себе, словно намереваясь сломать ей ребра. Сакура что-то невнятно промычала в знак согласия и перестала вырываться.
— Не смей кричать, иначе нас найдут. Ты хорошо меня поняла? – дождавшись утвердительного кивка, он медленно убрал руку от её лица. Сакура, тяжело дыша, огляделась. Они сидели на земле в расщелине, образовавшейся в скалистой породе. Тень которую отбрасывал камень, едва скрывала её ноги, и Сакура тут же подобрала их максимально близко к груди.
— Где мы, черт возьми… Что произошло… — едва слышно прошептала девушка. Хватка ослабла, и она смогла чуть отклониться в сторону, чтобы увидеть его лицо. Но он молчал и, глядя в безразличные красноватые глаза, Сакура поняла, что ответа не будет. Спустя мгновение она сама все вспомнила.
— Учиха Итачи… Пещера… Взрыв… А где… Где Дейдара?
Куноичи с надеждой еще раз огляделась по сторонам, умом понимая, что здесь негде укрыться еще одному человеку.
— Какого черта ты молчишь? Где он?
— Успокойся. Я же сказал тебе успокоиться, – проговорил Сасори, чуть поморщившись, когда Сакура дернулась в сторону, но девушка этого не заметила.
— Я не успокоюсь, пока ты мне не ответишь. – процедила она сквозь зубы. Мастер марионеток сощурился.
— Дейдары нет, – медленно проговорил он, — Дейдара сейчас под несколькими тоннами камня, которые сам же обрушил себе на голову.
— Что ты сказал?... – выдохнула девушка, пытаясь вникнуть в суть слов, но смысл как будто бы ускользал. – Это не может быть правдой! Повтори, что ты сказал!
— Дейдара мертв. А если мне все придется повторять по нескольку раз, то ты очень скоро с ним встретишься.
Но Сакура уже его не слышала. В ушах бешено застучала кровь, в горле собрался комок, глаза едва заметно заблестели. «Как мертв? Как он может быть мертв? Нет, нет, нет…» — пронеслось у неё в голове. Но куноичи не может позволить, чтобы подобное состояние захватило её дольше, чем на несколько секунд. Она ненадолго прикрыла глаза и, сделав глубокий вдох, снова посмотрела на безучастное лицо Сасори.
— Не нужно повторять. Ты видел это своими глазами?
— Да.
***
Огромный дубовый стол занимал собой почти все немаленькое помещение. Вдоль стола стояло восемь кресел и еще одно, полностью скрытое темнотой, во главе. В этом зале всегда царило напряжение, но сегодня оно достигло своего апогея. Впервые за много лет на собрании пустовало целых четыре кресла. Впервые те кто находился на своем месте завидовали всем сердцем тем, кого нет. Все взгляды были направлены на силуэт во главе стола. Казалось свет сам избегал осветить лицо Лидера организации Акацки и из полумрака были видны лишь его гневно сверкающие глаза.
— Зецу, — в пятый раз угрожающе повторил Пейн, терпение которого явно было на пределе — Я ничерта не понял! Еще раз!
— Я сам мало что понял, Лидер-сама. Кисаме сказал...
— Как Кисаме мог сказать, если он мертв?!
Зецу нервно сглотнул и откинулся на спинку стула, инстинктивно пытаясь увеличить расстояние между собой и Пейном.
— Кисаме, умирая, сказал Тоби... Сказал ему, что... Лидер-сама, я записал все с его слов, это ахинея какая-то! Я понимаю, почему Вы не понимаете, может лучше позвать Тоби?...
— Зови Тоби, — сквозь зубы процедил Пейн. Зецу облегченно вздохнул и просочился в пол. Пейн был в такой ярости, что любой из Акацки мог бы сейчас просочиться в пол, не имея такой возможности ранее. Как только Зецу исчез, Лидер перевел взгляд на Хидана. Зрачки альбиноса мгновенно забегали из одного уголка глаза в другой, наконец он опустил взгляд на свои руки, приготовившись быть крайним.
— Хидан, что ты можешь сказать по этому поводу?
— Я?... Я ведь там и не был, Лидер-сама, я просто находился поблизости, пока Какузу, — он победно ткнул пальцем в молчаливого напарника — Какузу осматривал руины. А я нет, я только поблизос...
— Какузу! — взревел Пейн, вскочив со стула, который при своем не малом весе отлетел назад.
— Да, — почти спокойным тоном отозвался казначей.
— Что "да"?! Объясни мне, какого дьявола там произошло!
— Я и Зецу вытащили из-под обломков всех, кого нашли. Пока мы искали тело Итачи, Тоби... — на этом моменте казначей сделал паузу, как бы делая упор на свою непричастность — Тоби подошел к Кисаме, тот внезапно пришел в себя, наговорил всю эту... все это...
— Всю эту херню, мать его! — внезапно встрял обезумевший от напряжения Хидан, тоже подскакивая со своего места — Этот ебаный ублюдок наговорил Тоби херни и СДОХ! Он сдох, а мы здесь отдуваемся! Я расчленю его сраное тело! И Тоби я тоже расчленю!
— Тоби хороший мальчик... — послышался испуганный писк. Все замолчали, уставившись на маленькую съежившуюся фигурку у входа. Тоби поспешно шагнул в зал, споткнувшись о порог. Под тяжелыми взглядами он медленно подошел к одному из свободных кресел и остановился не решаясь сесть.
— Тоби, долбаный придурок, сядь! — заорал Хидан и Тоби поспешно опустился на край кресла, съежившись, казалось, еще больше. Все пять пар глаз снова обратились к Пейну.
— Итак, — медленно проговорил Лидер — Тоби, передай дословно, что тебе сказал Хошигаке.
— Х-х-хошигаке?... — пролепетал Тоби, явно не понимая вопроса. Пейн шумно выдохнул. Он всегда считал себя человеком не обделенным самообладанием, но сегодня ему приходилось прилагать неимоверные усилия, чтобы не выйти из себя.
— Что-сказал-тебе-Кисаме, — делая паузу после каждого слова, повторил Пейн.
— Ки-кисаме... — еще раз повторил Тоби и забарабанил пальцами по столу, — Тоби подполз к нему... Тоби хотел помочь... Тоби хороший мальчик!
— Дальше. Что было дальше. Ты подполз, и он сказал тебе, что?...
— Ничего он не сказал! Он схватил Тоби за воротник! Вот так! — вскочив с места, Тоби вцепился себе в ворот плаща и указал на это второй свободной рукой, — Да, вот так... Тоби спросил больно ли ему... Но он... Он не ответил Тоби....и...
— Дальше, — снова прервал его Лидер.
— А дальше он сказал следующее... — на этом моменте все задержали дыхание, а Тоби на секунду задумался, дословно вспоминая слова и через некоторое время он наконец выдал — Он сказал: "Дейдара предатель. Он любит девушку, но не любит её"...
— Дейдара-предатель не любит девушек? — озадачено переспросил Хидан.
— Заткнись, Хидан. — рявкнул Пейн — Тоби, дальше что? Что он еще сказал?
— Ну.. он... Он закашлялся, а потом... очень длинное предложение... — испуганно продолжил объект всеобщего внимания — "Сасори жив, но это не Сасори. Кровь и чакра. Союз с Конохой. Защищали девчонку..." И... и это все! Про Хошигаке Кисаме ничего не говорил, нет...
Лидер закрыл лицо рукой подтащил к себе соседний стул и устало на него опустился.
— Это чушь собачья! — выразил всеобщее мнение Хидан и тоже сел. На протяжении десяти минут никто не проронил больше ни слова, пытаясь понять смысл предсмертного послания, но каждый в свою очередь приходил к выводу, что это полнейший бред и скорее всего следствие лихорадки.
— Есть у кого-нибудь хоть малейшие предположения, что это может значить? — обратился, наконец, Пейн ко всем присутствующим, впрочем, не особо рассчитывая на отклик.
— Да, — огласил зал голос Конан, впервые за все это время. — Я думаю, что Сасори и Дейдара защищали девчонку из Конохи. Дейдара заявил, что любит её. А Сасори был ранен.
Договорив, синевласая девушка подняла взгляд на Пейна. Тот едва заметно кивнул и теперь уже более спокойным тоном обратился к собравшимся.
— Конан права, это единственное объяснение. У нас есть два выхода. Первый — выпытать все у девчонки. Хидан,ты сказал, что она у нас?
— Да, я поймал её, неподалеку от места взрыва.
— Хорошо. Второй — ждать, пока Дейдара придет в себя.
— Дейдара-семпай жив? — радостно воскликнул Тоби и тут же забился в угол кресла, но ни у кого уже не было сил на то, чтобы обратить на Тоби внимание.
— Собрание окончено. — проговорил Пейн долгожданную фразу и добавил, — Хидан, девчонка на тебе. Делай, что хочешь, но она должна заговорить.
— Да, Лидер-сама.
Через минуту зал опустел.

***
"Что со мной… Что я вижу? Что я чувствую?... Ничего не вижу… Чувствую... Чувствую... Чувствую я себя погано, да."
— Пришел наконец в себя, Дейдара? — сладко протянул Хидан, наблюдая за тем, как подрывник пытается пошевелиться. — Это бесполезно, ты связан чакрой.
— Хидан? Проклятье! Развяжи меня!
— Да, да... уже развязываю. — усмехнулся Хидан, наслаждаясь замешательством своей жертвы. Дейдара напряг слух, пытаясь по звукам получить максимум информации о своем местоположении. Все что ему удалось выяснить, это то, что комната в которой он находился была сравнительно небольшой и полностью изолированной от окружающего мира. Несколько минут ничего не происходило, как вдруг в глаза подрывнику ударил яркий свет и взгляд Дейдары в упор встретился со взглядом альбиноса. Хидан улыбался, но пока никаких действий не предпринимал, просто присев на корточки перед связанным чакрой пленником.
— Ты, чертов фанатик, чего ты добиваешься?! — выкрикнул Дей, одновременно оценивая свои шансы вырваться. Потребовалось совсем немного времени, чтобы понять: они равны нулю. Это помещение было ему знакомо. Комната для допросов. Логово Акацки. Отсюда только один путь и подрывника он не устраивал. Дейдара крепко выругался. "Ксо... Неужели кто-то выжил после такого взрыва? Нет, это исключено. Но как тогда до Лидера дошла информация?"
— Это не в моем стиле, однако я дам тебе шанс, как старому приятелю, — с сарказмом проговорил альбинос и, выдержав театральную паузу, продолжил — Какую информацию об Акацки ты успел выдать Конохе?
Дейдара слегка приоткрыл рот, бросив попытки прервать поток чакры.
— Хидан, ты больной, какая информация? — выпалил он, с искренним недоумением.
"Дерьмо, я так и думал — они ничего не знают. Только поэтому я еще жив."
— Дейдара, сукин сын, я знал, что ты не позволишь нашей игре так быстро закончиться, — вновь заговорил Хидан, продолжая диковато улыбаться. — Но начну я, пожалуй, не с тебя...
С этими словами альбинос указал в другой конец комнаты. Дейдара проследил за его рукой и сердце подрывника замерло. Только сейчас он заметил, что в комнате есть еще один человек. Миниатюрная, с головой накрытая плащом, фигурка. "Сакура! Ксо, это не может быть правдой. Сасори, ты же не такой ублюдок! Не может быть. Разве только... Сасори уже мертв."
— Вижу тебе нравится мой сюрприз, — ядовито прошептал ему на ухо Хидан, и подошел к связанной девушке. Дейдара сжал кулаки и уже открыл было рот, чтобы осыпать альбиноса угрозами, но так и замер, когда Хидан торжественным жестом сдернул накрывающую девушку накидку. На несколько секунд в комнате воцарилась тишина. Хидан нахмурился, не получив ожидаемой реакции, но списал это на железную выдержку.
— Ну что, начнем? — снова обратился он к подрывнику.
— Начнем... — неуверенно проговорил Дей и, помедлив, добавил, — Только ответь мне для начала на один вопрос, мм.
— Да?
— Кто это вообще такая?

***
— Сколько времени уже прошло... — устало прошептала Сакура, скосив взгляд на Сасори.
— Около суток, с момента взрыва. Около трех часов, с момента, как ты очнулась. — мгновенно последовал его четкий ответ. Ничего лишнего, только исчерпывающая информация. Сакура обреченно закатила глаза. По правде говоря этот вопрос был частью её плана по освобождению самой себя. На самом деле она прекрасно знала, что прошло три часа, но не была уверена, что об этом знает Сасори. Ведь кукольник не разговаривал, не шевелился и казалось даже не дышал. Собирался ли он вообще сдвинуться с места в ближайшем будущем? Сакура сомневалась. Единственное, в чем была уверена куноичи, так это в том, что если бы их кто-то искал, то давно бы нашел. Но все её попытки тонко намекнуть мастеру на данный факт заканчивались полнейшим провалом. За три часа Сакура сделала множество предположений: Сасори её не слушает, Сасори не понимает намеков, Сасори откровенно издевается. Однако здравый смысл, конечно, подсказывал девушке, что Сасори вообще плевать и он просто отвечает на её вопросы, не задумываясь о неком скрытом смысле. Это бесило Сакуру настолько, что она несколько раз несознательно концентрировала в кулаке чакру, как например сейчас.
— Что ты делаешь? — наконец насторожился кукловод, наблюдая за слабым синеватым свечением.
— Тебе какое дело?! — неожиданно для самой себя сорвалась куноичи и тут же прикусила язык. — Разминаюсь, вдруг кто-то нас обнаружит. — озвучила она наспех придуманную отмазку и мысленно выругалась. <"Разминаюсь"... Какой бред.> Потратив на внутреннюю борьбу еще несколько минут, Сакура, собрала в кулак всю свою решительность. "Спрошу прямо. Сколько можно в конце концов? Три, два, оди..."
— Сасори!
— Сакура, — одновременно с ней начал кукольник, и повисло молчание. Сасори раздраженно сощурился. Он тактично подождал секунд двадцать, на случай если куноичи продолжит, но не дождавшись ответа, продолжил сам.
— Во-первых, вставай. Нам пора уходить отсюда.
Девушка моментально подскочила на ноги, обернулась лицом к мастеру и побелела.
— Ты чертов психопат! — выдохнула она, в ужасе разглядывая расползающееся по полу пятно крови и сильно поврежденный правый бок кукловода.
— Во-вторых, мне нужна помощь.

***
— Не понял, — переспросил Хидан. Дейдара снова покосился на девушку так, будто вместо Сакуры под покрывалом оказался гигантский енот.
— Да ты начинай, начинай, — уже с уверенностью кивнул подрывник. Тем временем девушка с каштановыми волосами, собранными в причудливую прическу, довольно быстро пришла в себя, и теперь, собрав в кулак всю свою безграничную силу воли, бесстрашно наблюдала за происходящим. Даром, что снизу вверх, даром, что связанная по рукам и ногам. Тен-Тен, а это была именно она, всегда считала, что главное не сдаваться. И сейчас она тоже не собиралась этого делать. Хидан перевел взгляд на пленницу.
— Детка, похоже этот мудак не собирается за тебя вступиться, — хмыкнул альбинос, и замер в ожидании истерики и всхлипов. Однако, девушка обрела вид, ничуть не менее удивленный, чем минуту назад имел Дейдара. Хидан страдальчески застонал — ему совершенно не хотелось распутывать это клубок взаимоотношений.
— Дейдара, ты вчера в любви признавался, а сегодня уже не помнишь? — в очередной раз на удачу спросил он подрывника.
— Мне девчонка в любви признавалась? — хохотнула Тен-Тен.
— Эй-эй! Кто тут девчонка! Я признавался? Хидан, посмотри на неё! Ты в это веришь? — горячо запротестовал Дейдара.
— Заткнитесь оба, мать вашу! — терпение Хидана лопнуло и он схватил Тен-Тен, за шиворот, оттаскивая её на середину комнаты.
— Ай, аккуратнее, придурок!
— Шлюха, рот закрой!
— Я шлюха? Ты себя в зеркало видел?
— И что?
— Вид у тебя товарный, вот что! Плащ застегни, там нечего показывать!
— Ну все, коза, тебе конец!
— И меня развяжи, Хидан, я тоже не прочь ей врезать, да!
— Я же сказал, заткнитесь оба!
— Я не похож на девчонку! — не унимался Дейдара.
— Ну да, не похож, с таким-то шикарным хвостом! — подхватила Тен-Тен.
— Конечно, мой хвост ни в какое сравнение с твоими плюшками не идет!
Хидан утробно зарычал, обхватив голову руками. Впервые он испытывал такое раздражение. Дрожащая рука альбиноса сама собой потянулась к косе, как вдруг дверь распахнулась, и в комнате появился Какузу.
— Какого черта здесь происходит, Хидан? — без промедления спросил он.
— Какузу, хвала Ясину, — выдохнул Хидан голосом человека очень уставшего — Они не знакомы!
— Ты что повелся на это? Знакомы! Кисаме сказал — девчонка из Конохи! Протектор есть? Значит та девчонка!
— Ты признавался Сакуре в любви? Ну объясни мне, почему на неё все ведутся? — тут же уловила взаимосвязь Тен-Тен.
— Ни на кого я не велся! — просипел подрывник, поморщившись от несправедливой трактовки его великолепного представления, — Кто ты в конце концов такая?
— Тен-Тен.
— Идиотское имя!
— Пошел ты! Я...
Хидан потряс Какузу за плечо, вырвав его из пут чужого бесконечного спора.
— Какузу, либо они правда не знакомы, либо я гей.
Казначей тут же отшатнулся от напарника.
— Даже не знаю, что из этого более вероятно, — процедил он и поспешно удалился за дальнейшими указаниями.

@темы: ДейдараСакура, СасориСакура, гет, приключения, романтика, фанфик