haru-no-sakura
Название: Ничего не чувствую
Автор: Идэ Фикс
Бета: Shmiglaglazik (часть 2, главы 2 и 3); asmodian-82 (часть 3, глава 2)
Дисклеймер: герои и вселенная принадлежат Кишимото Масаши
Пары/Персонажи: Сасори/Сакура/Дейдара
Рейтинг: NC-17
Жанр: приключения, романтика
Предупреждения: фанфик содержит нецензурную лексику.
Размер: макси
Статус: в процессе
Разрешение автора на размещение: получено
Краткое содержание: данный фанфик повествует о самом, зачастую, навязчивом желании человека: убежать от всего. Приятного чтения).
Оглавление:
Часть 1. Тяжелый день Дейдары
Часть 2. Это нора, да...
Часть 3. Театр это взрыв!
Часть 4. Дейдара, все из-за тебя!
Часть 5. Куда приводят все дороги

Глава 1


Под ногами захрустели осколки каменной породы. Сакура остановилась на краю образовавшегося после взрыва крутого спуска. Она бросила мимолетный взгляд в сторону Мастера, но длинная челка скрыла от девушки его мрачное выражение лица. Сасори, словно большая черная птица, нависал над обрывом, и ветер неистово трепал ткань его плаща. Солнце уже зашло за горизонт, а, может быть, просто было сокрыто от посторонних глаз плотными тучами. Все вокруг приобрело меланхоличный серый оттенок вечера. Сакура сверлила взглядом развороченную взрывом землю. Она не могла представить, как они выжили находясь в самом очаге. Её взгляд снова невольно притянула темная фигура Сасори.
— Не верю! — не выдержав выкрикнула она, оборачиваясь к своему молчаливому спутнику. Но в ответ тот лишь повел плечами. Сакура поджала губы, сдерживая всхлип. Ей вдруг яро захотелось толкнуть Сасори с этого обрыва. Никогда её так не тошнило от его безразличного спокойствия. Сасори казалось смотрел вниз лишь из необходимости куда-то смотреть. Девушка набрала воздух в легкие — Сасори!
Сакура ждала ответ несколько минут. Её сердце привыкшее находить в близких поддержку все тяжелее билось в груди. И хотя она заранее знала, что Сасори вряд ли ответит, стало еще на грамм тяжелее. Внезапно плечи куноичи дрогнули и она закрыла лицо руками, скрывая свои слезы. «Зачем… Зачем я так повернула свою жизнь? Бежала от груза одной потери, чтобы другая утянула меня на дно... Почему все это...»
— Не плачь.
Сакура вздрогнула, почувствовав его ладонь на плече. Она неуверенно подняла вверх взгляд заплаканных зеленых глаз. Сасори не смотрел на неё. Куноичи ошеломленно застыла, не веря происходящему, но и не решаясь пошевелиться.
— Каждый раз теряя что-то, я уверен что больше у меня ничего нет, — тихо заговорил Сасори, делая паузу после каждой фразы, подбирая слова — Ты знаешь сколько раз я вот так стоял, глядя на едва успевший осесть пепел? Откуда тебе знать, что чувствую я? Откуда мне знать, какие слова тебя утешат?
Сакура не зная что ответить только мотнула головой. И что-то кольнуло в груди — вдруг он тоже ждал ответа?
— Куда нам идти дальше? — только и спросила она.
— Разве не очевидно? — с неожиданной улыбкой в голосе ответил мастер марионеток — Мы убьем их всех.

***
Тен-Тен постучала костяшками пальцев по отполированному камню и не удовлетворившись полученным результатом глубоко вздохнула. Камера, в которой она была заключена, представляла собой куб идеальной формы. Ни дверей, ни окон, ни мебели, только ровные бежевые стены и слабое свечение висящего над потолком огонька. По подсчетам Тен-Тен она находилась здесь почти двое суток. Все это время девушка упорно искала способ выбраться наружу. В очередной раз прислушавшись к тихому стуку, она покачала головой и через плечо взглянула на неугомонного товарища по несчастью.
— Я был ранен, но что такое боль по сравнению с красотой разрывающейся вспышки, да... И тогда я заметил, что не весь песок движется с одинаковой скоростью. Это была часть его защиты... Гениально. Я сделал специальные бомбы, которые...
— Проникли сквозь защиту.
— Да! — воодушевленно подхватил Дейдара и затих — Погоди, я уже рассказывал это?
— Три раза. Это четвертый. — констатировала Тен-Тен, вернувшись к изучению абсолютно гладкой стены.
— Ты еще и придираешься? Да если бы не я ты бы давно померла от скуки! Я хоть как-то пытаюсь поднять свой боевой дух! А что ты делаешь там уже битый час! Проскребаешь ногтями выход?
— Ищу слабое место в стене.
— О, удачи. Я замолкаю. Неблагодарная. Типичная девчонка. Неудачница. Тебе не повезло еще больше чем...
— Ну так помоги раз ты такой гений! Должен быть способ выбраться отсюда!
— У тебя есть глина?
— Нет.
— Взрывная печать?
— Нет.
— Бойфренд?
— Что??
— Ну решительно настроенный герой, который в данный момент собирает армию для твоего торжественного освобождения.
— Нет.
— Я перечислил все способы.
— От тебя никакого толку, блондин.
— У меня есть имя, между прочим, да.
— Я только привыкла к твоему полу. На имя потребуется больше времени.
— Я кажется придумал еще один способ выбраться. — процедил Дейдара, медленно поднимаясь с пола.
— Да да, иди сюда. Мне кажется вот тут звук чуть более глухой, — не обращая внимания на тон Дейдары сообщила куноичи.
— Я просто нравлюсь тебе, — подрывник всплеснул руками и принялся нарезать круги по комнате — Я прекрасно тебя в этом понимаю. Любая девушка...
— А у тебя есть бойфренд?
— Что?!
— Ну... решительно настроенный герой и все такое.
— Ты достала меня!
— Прости. Я надеялась что в гневе ты прошибешь головой стену. Не вышло.
Дейдара набрал воздуха в легкие, но так и не успел ничего сказать. В одной из стен бесшумно образовался узкий проход, в комнату на долю секунды шагнул Хидан и вцепившись Тен-Тен в плечо рванул её за собой. Девушка вскрикнула от неожиданности и они оба исчезли за восстановившейся гладкой стеной.
— Тен-Тен, — запоздало проговорил Дейдара и в ужасе осознал, что теперь он совсем один.

***
Она будто бы плыла по воздуху, настолько неслышен был её шаг. В бесконечных коридорах Логова Акацки это являлось настоящим преимуществом. Ведь любой даже слабый звук радостно подхватывало эхо, унося его во все возможные стороны, до тех пор, пока время не поглотит последние отголоски где-то там в темноте. Нельзя было идти ни быстрее, ни медленнее, даже если сжимаешь в руке то, что изменит жизни миллионов, но что важнее – одну единственную.
Девушка остановилась перед серой, почти слившейся со стеной, дверью и вздрогнула от пробравшего её холода. Она плотнее запахнула плащ, одновременно подумав, что это не тот холод от которого спасет мягкая шерсть.
— Открой мне, — сипло прошептала она, приложив кончики пальцев к преграде. С другой стороны на дверь обратился внимательный холодный взгляд.
— Я прошу, открой мне, — повторила девушка уже прильнув к двери щекой, а затем словно кошка, обтершись о серое дерево, прижалась к ней всем телом. Конан закрыла глаза, представляя, как он удерживает гнев, за временным спокойствием. Вот слышен его легкий шаг. Он на секунду замер, перед тем как отворить незапертую дверь. Еще мгновение и она проваливается в желанную темноту. Чувствует боль в запястьях, крепко сжатых его руками.
— Никто не знает, что я здесь, — четко выделяя каждое слово проговорил Пейн, вглядываясь в её лицо: темно-синие глаза, всегда обращенные в сторону, очерченные тенью скулы, и губы, нежно-розовые, приоткрытые в немой просьбе. Он задержал на них свой властный взгляд. Конан вздрогнула, ожидая пощечины или всплеска гнева.
— Ты должен увидеть это...
— Я велел ждать! — резко оборвал он.
— Я знаю, — прошептала она в ответ и ярость столкнувшись с покорностью начала угасать, как это было всегда. Конан, почувствовав, как ослабевает боль в запястьях, высвободила руки.
— Все гораздо, гораздо хуже, — проговорила она совсем тихо, вкладывая в его руку вскрытое письмо. Внезапно девушка рухнула на колени, вцепившись руками в ткань его плаща. Пейн, не обратив внимания, развернул пергамент. Его глаза пробежали по тексту и он, быстро свернув письмо, не глядя протянул его Конан обратно.
— Ты запечатаешь его и отправишь туда, куда оно было направлено. В Деревню Камня.
— Нет! – выдохнула она, противясь скорее услышанному, чем самому приказу — Ты убьешь себя! Все неизбежно рушится! Остановись, я тебя прошу!
— Замолчи.
— Я...
— Замолчи, Конан.

***
Тен-Тен ахнула, когда Хидан резко остановился перед поворотом и прижался к стене спиной. Если бы не фиолетовый платок, который завязывал Тен-Тен рот, она бы непременно спросила, что Хидан делает. Они плутали по коридорам, прячась от звука шагов все это время. Тен-Тен с опаской отметила, что вид у Хидана мягко говоря обеспокоенный, а если на чистоту в конец ошалелый. Неожиданно, альбинос завернул в одну из комнат и захлопнул дверь, поспешно закрыв её на все шесть замков.
— Ты! – воскликнул он так, будто Тен-Тен сама тайно прокралась за ним следом.
— Ммм? – вопросительно промычала она в ответ, силясь развязать за спиной руки. Хидан махнул на неё рукой и принялся переворачивать свои вещи, в поисках чего-то. После нескольких минут он наконец победно извлек из-под горы книг маленький золоченый свиток. В спешке побросав в небольшую сумку предметы, назначение которых Тен-Тен старалась не представлять, Хидан снова схватил девушку за плечо и толкнув её ближе к двери, склонился над её ухом.
— Слушай меня, девчонка. Сейчас мы выберемся отсюда, но если ты издашь хоть один писк, я перережу тебе горло. – на одном дыхании зашептал он — Мне придется развязать тебя, чтобы не вызвать подозрений. Поняла?
Тен-Тен слабо кивнула. Хидан медленно, будто ожидая, что куноичи заорет во весь голос, развязал платок.
— Один только писк и все. Ты меня поняла? – переспросил он и Тен-Тен поняв, что писка он может не дождаться кивнула охотнее. Альбинос прильнул ухом к двери, и не услышав шагов отворил её.

***
Комок серы зашипел, воспламенившись, и огонь радостно обнял сложенные в кучу ветки. Розоволосая куноичи протянула к пламени замерзшие руки.
— Ночи здесь не такие уж и теплые, — как можно более беззаботно сказала она.
— Как видишь, — ответил Сасори, расчищающий клочок земли от листьев и веток. Лес, через который им предстояло пройти, был достаточно далеко от населенных пунктов, что позволяло развести небольшой костер.
— Нам предстоит неделя пути или больше, — мрачно заговорил Сасори, нарисовав сучком на земле две точки. — Покинув холм, мы повернули на северо-запад. Если мы будем сохранять курс, то доберемся до Логова за два дня.
Сакура проследила за тем, как Сасори прочертил между точками прямую линию и перечеркнул её посередине.
— Здесь находится Деревня Камня, – сказала Сакура, вспоминая карту, висящую на стене в академии. Сасори кивнул и описал широкую дугу огибающую деревню.
— Мы можем идти только таким путем. Через Камень нам не пройти.
— Но почему? Мы можем, по крайней мере, пройти рядом с деревней, зачем делать такой огромный круг? – удивленно воскликнула Сакура. Сасори, который до этого времени склонялся над рисунком, откинулся назад, прислонившись спиной к дереву и закрыл глаза, собираясь уснуть.
— Эй! – возмутилась куноичи.
— Я сказал, как мы поступим. Остального тебе знать не обязательно, — ответил он спокойно. Сакура поджала губы. За то время которое они шли до этого места, кукловод раздражал её каждую секунду. Однако в надежде, что Дейдара жив, а такая мысль еще теплилась в сознании Сакуры, она старалась не обращать внимания на Сасори. Который по её мнению из человеческого вновь обрел только тело. С каждым днем это становилось все сложнее и сейчас, стоило Сасори договорить, рука девушки молниеносно выхватила кунай.
— Ты снова тратишь время на бесполезные вещи, — невозмутимо проговорил Мастер.
— Вовсе нет, — на удивление решительно ответила Сакура — Я просто больше не намерена тебя терпеть.
Сасори вздохнул, собираясь призвать Сакуру к самообладанию, как вдруг произошло то, что заставило его лицо помрачнеть. Он услышал удаляющийся звук шагов. Сасори открыл глаза и убедился в том, что девушка ушла.
— Так даже лучше, — фыркнул он вслух прежде чем уснуть — Глупая девчонка.

Глава 2


— Шаг шиноби мягок и бесшумен, — зло бормотала Сакура, демонстративно наступая на хрустящий хворост. Ветки с треском лопались, все больше распаляя взбешенную куноичи. Пролетели сутки с тех пор, как Сакура покинула их временный лагерь, но она и не думала успокаиваться. Крепко сжимая в руке кунай, девушка напролом, через кусты и ямы, шла к Деревне Камня. Едва ли Сакура могла припомнить еще один такой случай, когда вместо того чтобы сорваться на ненавистном объекте, она просто ушла. Только нарушив подряд пятнадцать «правил шиноби», Сакура начала остывать. По её расчетам, она находилась всего в сутках пути от Скрытой Деревни, однако Сакуру насторожило, что ей не попался еще ни один шиноби или мирный житель. В какой-то момент она даже задалась вопросом, почему Сасори, который так не любит терять время, выбрал путь, занимающий, не в пример этому, целую неделю. И чем дольше она шла, тем сильнее её терзало это наблюдение.
— Ни души, — выдохнула Сакура, остановившись, чтобы перевести дух. – На пути к Конохе я бы, по крайней мере, встретила патруль.
Не успела эта мысль покинуть светлую голову куноичи, как её внимание привлек странный шорох. Звук был далеким и достаточно громким — кто-то, решительно не скрывая своего присутствия, шагал по хворосту так, как несколькими часами ранее это делала Сакура. Вскоре из густой листвы прямо ей навстречу вынырнула мужская фигура. Увидев её, парень с нескрываемым удивлением остановился. Он не был похож на шиноби. Слишком он был небрежен в своих движениях. В глазах легко читались все его эмоции и переживания. Да и одежда, как отметила про себя Сакура, совершенно не подходила для боя. Какое-то время они просто разглядывали друг друга. Но, в конце концов, незнакомец приветливо заулыбался и даже склонил голову в легком приветствии.
— Я — Таку, – представился он. — А Вы?
— Я — Сакура, — ответила куноичи. Таку тем временем подошел почти вплотную и протянул девушке руку.
— Очень приятно! – жизнерадостно заключил незнакомец, сжимая её ладонь.
— М-мне тоже, — произнесла куноичи и, почувствовав, что он немного больно сжал руку, потянула её обратно. Таку заулыбался еще шире. По спине девушки отчего-то пробежал холодок. Она устало опустила взгляд и увидела, как он все еще сжимает её ладонь. Сакура снова предприняла попытку освободиться от этого радушного жеста, но странный незнакомец никак не желал её отпускать.
— Вы так шумно шли, — не переставая улыбаться, продолжал он.
— Да, я тут прогуливалась... — как можно более беззаботно бросила девушка и, деликатно кашлянув, скосила взгляд на затянувшееся рукопожатие – Ты не мог бы… отпустить мою руку?
— Ох, простите… Это все магия Вашего очарования, прекрасная незнакомка! Моя рука просто приклеилась к Вашей! – весело сказал Таку и изобразил безуспешную попытку «отклеиться». Сакура выдавила из себя неестественный смешок.
— Это, конечно, приятно, но рука уже онемела…
— Никак не получается Вас отпустить, честно слово!
«Идиот», — выругалась про себя Сакура и стиснула зубы, готовясь хорошенько врезать этому нахалу, но, к своему ужасу, поняла, что не может поднять вторую руку. Все тело будто бы наливалось свинцом. Сакура попыталась отскочить назад, но вместо этого упала на землю. С лица Таку исчезла улыбка, и он сочувственно покачал головой.
— Прости, принцесса, я обычно не докучаю девушкам. Но чтобы яд подействовал, нужно время, — сказал он, выдернув из безжизненной ладони огромную ядовитую иглу.

***
Сутки без остановки они двигались в неизвестном Тен-Тен направлении. Когда Хидан снял повязку, девушка не имела ни малейшего представления о том, где они находятся и куда идут. Неровные ряды деревьев обступали их со всех сторон, что было характерно для этих краев, хоть с юга, хоть с запада. Но дезориентация на местности — это последнее, что сейчас волновало Тен-Тен. Вместе с повязкой Хидан развязал ей руки, и сейчас она просто шла рядом. Однако напасть или убежать не представлялось возможным. Во-первых, Тен-Тен прекрасно помнила бой с Сасори, и Мастер выиграл его, в прямом смысле, пошевелив одним пальцем. А на что способен этот маньяк с косой, Тен-Тен не хотела представлять. Но дело было не только в этом. Ведь её оружие, свитки и взрывные печати — все это осталось где-то глубоко в недрах логова Акацки, а кидаться на альбиноса с голыми руками было бы крайне неразумно. Хидан шел, даже не глядя в её сторону, и, как полагала Тен-Тен, совершенно не опасался за свое хрупкое здоровье. Это не столько радовало, сколько оскорбляло куноичи. Она хмуро глядела то себе под ноги, то в спину Хидану, то в темнеющую чащу. И в голове её крутилась только одна мысль: «Нужно что-то делать».
— Ну все, — окончательно выбившись из сил сказала Тен-Тен. – Читай эти шаманские молитвы, вонзай мне в грудь свой плуг, но я больше ни шагу не сделаю.
Хидан остановился.
— У тебя что, не все дома? – искренне и неожиданно спокойно поинтересовался он.
— Все у меня дома, – пробурчала Тен-Тен. – Но я скорее позволю себя расчленить, чем пойду дальше. Я устала. Мы идем уже сутки! Мы даже…
— Ладно, — устало вздохнул альбинос, чем окончательно поверг куноичи в шок. По правде говоря, Хидан выглядел настолько бледным и больным, что оставалось неясно, что держало его на ногах и вообще на этом свете. Он сел на землю прямо на том месте, на котором остановился и застыл, глядя куда-то вдаль. Тен-Тен нерешительно присела рядом.
Через несколько часов стемнело и пришлось развести костер. Они оба обреченно смотрели на пляшущие языки пламени, погруженные в свои невеселые мысли. Хидану не давал покоя золотистый свиток пергамента, который, аккуратно сложенный, лежал сейчас в кармане его плаща. Тен-Тен отчего-то представляла себе возмущенно грозящего ей кулаком Дейдару.
«— Дурацкое у тебя имя! – восклицал воображаемый подрывник. – Не смей меня здесь бросать одного!
— Чего бы мне не бросить тебя с таким-то дурацким именем!»
— Что за чушь?.. – скривилась Тен-Тен, пытаясь выкинуть из головы эту непрошеную фантазию.
— О чем ты? – обратился к ней Хидан, не отрывая взгляда от костра.
— Да так… — пробормотала Тен-Тен, не найдя, что ответить. – Куда мы идем?
— Не твое дело, — все так же спокойно отрезал Хидан, и девушка не стала настаивать. Если подумать, сейчас ей было все равно, куда идти.
«Дурацкое у тебя имя…» — снова произнес в голове знакомый голос, и Тен-Тен закрыла глаза.

***
Сердце Конан замерло, когда в дверь постучали.
— Кто это? – спросила она, набрасывая на плечи легкую накидку.
— Открой, — не успел он договорить, как ключ уже щелкнул в замочной скважине и дверь отворилась. «Никогда не видела его таким измотанным», — ужаснулась про себя девушка. Она ждала, что он, как обычно, ворвется в её комнату, хлопнет дверью и, вдохновленный какой-то очередной леденящей душу идеей, будет рассказывать ей, что их ждет там, за горизонтом, а потом громко рассмеется собственным словам, или, словно безумный, начнет срывать с неё одежду. Конан отступила чуть в сторону, приглашая его войти, но Пейн так и стоял в дверях, не произнося ни слова.
— Я люблю тебя, — тихо сказала она.
— Конан… — выдохнул Пейн и посмотрел на неё с таким отрешенным спокойствием, что ей стало страшно.
— Что? Что случилось?..
— Я устал.

***
— Моя дорога опасна! Везде таится опасность! – непрерывно бормотал он себе под нос и, возможно, впервые действительно отдавал себе отчет в данном факте. Останавливаясь перед каждым поворотом, проверяя каждый камешек на наличие печатей, оглядываясь и до предела напрягая слух, он преодолел большую часть пути, и сейчас оставалось только прокрасться мимо комнаты Какузу. Дверь в комнату казначея была открыта, и он, прильнув к стене спиной, задержал дыхание. От волнения во рту пересохло, он нервно сглотнул и, дрожа от напряжения, потянулся, чтобы заглянуть в дверной проем.
— Тоби!
— Ааа! – взвизгнул насмерть перепуганный Тоби и схватился за сердце.
— Какого черта ты делаешь? – удивленно спросил Какузу, собиравшийся покинуть свою комнату.
— Н-н-напугал Тоби… — только и смог выговорить он, заикаясь, и зажмурился, готовясь к чему-то ужасному. Какузу скривился.
— Ты нашел, кого пугать, Тоби, – задумчиво произнес казначей. — Иди лучше напугай этого кретина Хидана.
С этими словами Какузу захлопнул дверь и спустя минуту исчез где-то в глубине темного коридора. Тоби так и остался стоять, вжавшись в стену.
— Зачем тогда Тоби крался?.. – пожаловался он в пустоту. – Ладно! У Тоби все равно важное дело!

***
Пленник взлохматил волосы и подпер кулаком подбородок. Кулаком руки, которую только что сам себе открутил.
— Господин Сасори, Вы неплохо потрудились с ней – как живая! – восхитился Дейдара, вглядываясь в сложный внутренний механизм. Впрочем, разглядеть что-то было невозможно – слишком уж тёмной оказалась камера. Придя к такому выводу, подрывник, особо не церемонясь, перевернул руку и хорошенько встряхнул. На пол нехотя посыпались винтики и шестеренки.
— Есть! – воодушевился Дейдара, выудив из горстки деталей отравленную иглу. – Господин Сасори, если бы не Ваша пагубная привычка, мы бы с Вами встретились не так скоро. А теперь всего день агонии. И знаете, если подумать, отравиться в темнице — это не самая унылая смерть, – продолжал подрывник, глядя на застывшую фиолетовую каплю. — Скажем, я мог бы родиться жуком, и меня бы раздавили на третьем дне моей беспечной жизни – очень скучно. Я мог бы родиться кустом подорожника. Что может быть более унылым, чем существование куста подорожника?
Стоило Дейдаре задуматься над этим мимолетным открытием, как его посетила еще одна идея.
— Да, — кивнул он незримому слушателю. — Я мог бы родиться Вами, господин Сасори. И, честно говоря, я предпочел бы куст. У него более широкий эмоциональный спектр.
Вот так, улыбаясь своей последней удачной шутке, Дейдара и планировал свой конец. Если бы только его не прервало чье-то пыхтение и довольно неприятный скрежет.
— Черт бы вас всех подрал! – разочарованно выругался Дейдара, по-детски спрятав иглу за спиной. – Кто там?
Но вместо ответа с той стороны последовало невнятное бормотание. Если бы Дейдара был чуть более решительным и гораздо менее любопытным, он был бы уже на пороге смерти. Однако любопытство всегда оказывалось сильнее. Он наскоро побросал детали обратно в искусственную руку и, как мог, прицепил её обратно. Теперь она не двигалась, но держалась достаточно крепко. Подрывник прислушался к шуму, подошел ближе к стене и тут же отшатнулся назад. Она начала осыпаться, образовав узкий просвет.
— Я и не думал, что способен на такое! – радостно воскликнули по ту сторону темницы. И когда Дейдара узнал этот голос, его бросило в жар.
— Лучше б я умер! Тоби!?
— Дейдара-семпай! Тоби пришел Вас освободить! Тоби уже почти закончил!
— Нет! Стой там! – предостерег его подрывник.
— Не беспокойтесь, господин, Тоби не пострадает! – донеслось до него радостное лепетание Тоби, который, в самом деле, очень быстро справился со стеной, и нырнул в камеру. – Дейдара-семпай, я такой молодец!
— Теперь я все понял, — выдохнул Дейдара. — Меня прокляли.

@темы: фанфик, романтика, приключения, гет, СасориСакура, ДейдараСакура