Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
19:28 

Три сердца

_Neodim_
Всё к лучшему в этом лучшем из миров!
Название: Три сердца.
Автор: Глушков Дима (Neodim39).
Бета: Кагами:.
Тип: Гет.
Жанр: Драма, романтика.
Персонажи: Сакура, Сай, Оборо, Ли, Даджиму, Какаши плюс маленький ОСик. Упоминаются Саске и Наруто.
Пейринг: Оборо/Сакура, Сай/Сакура.
Дисклаймер: Все права на мир Наруто и его персонажей принадлежат Кисимото Масаси.
Саммари: Мир шиноби жесток. Для любви в нём почти нет места…
Предупреждение: Будущее мира Наруто – Сакуре 22 года; смерть персонажей.
Размер: миди.
Статус: Закончен.
От автора: я раньше писал только джен и впервые взялся за пейринг. Надеюсь, что я не подкачал, и вам понравится фанфик.
От беты: Есть ограниченное количество работ, где так умело сплетены пейринговая романтика и острый сюжет с подробным описанием действий. Читать и ещё раз читать!


Экзамен на чунина всегда считался своеобразным праздником в мире шиноби. Поэтому пять великих деревень всегда соревновались между собой, чтобы экзамен проводился у них. Чаще всего это право получала Коноха. За неё говорили и благоприятные климатические условия, и необходимое оборудование и арены в первоклассном качестве, и местонахождение самой деревни, чуть ли не в центре мира шиноби, и потому до неё можно было беспрепятственно добраться из любого уголка. Поэтому не было ничего удивительного в том факте, что в новом полугодие проводить экзамен в очередной раз получила Скрытая деревня Листа.
В предверии праздника, жизнь в Конохе кипела как никогда. Продавцы увеличили свою продукцию вдвое, рабочие суетились, дабы представить Коноху в самом лучшем виде. Все номера в гостиницах были заранее забронированы, а дети, чувствуя праздничную атмосферу в деревне, резвились с особым рвением. Все улыбались и были в прекрасном настроении.
Улыбалась и Сакура, но это была искусственная радость. В дни экзаменов она чувствовала себя особенно грустно и одинока, но Харуно не любила взваливать на других свои проблемы, и потому старалась не подавать вида. Обычно девушка забывалась во время работы, но экзамен ещё не начался, а больных в госпитале к счастью было немного. Свободное время тяготило, а воспоминания каждый раз одолевали всё с большей силой.
Отдав последние указания, куноичи закрылась в своём кабинете и устало плюхнулась в кресло. Запрокинув голову к верху, главврач некоторое время бессмысленно глядела на белоснежный потолок, затем резко выпрямилась и достала из шкафчика маленькую бутылочку сакэ. В ближайшие два-три часа её никто не должен был побеспокоить, так что можно было не бояться быть пойманной с поличным.
Откупорив бутылочку, Харуно тут же сделала небольшой глоток. Горло обдала неприятная горечь, и лицо незамедлительно вызвала гримасу недовольствия. Но приятная теплота в груди, начала потихоньку успокаивать.
«И как только Цунаде-сама могла пить эту гадость залпом?» - усмехнулась Сакура и тут же погрустнела. Куноичи не хватало своего строгого учителя. Горечь потери слишком тяжела. Особенно, если теряешь тех, кого любила больше всего на свете.
Сакура достала из шкафчика небольшую чашечку и наполнила её до краёв увеселительным напитком. Стол слегка покачнулся: по глади сакэ пробежали маленькие волны, но ни капли так и не пролилось. Харуно устало вздохнула и, навалившись на спинку кресла, перевела взгляд на непрошеного гостя. Мужчина в униформе АНБУ небрежно восседал на столе. В первую очередь в глаза бросался тот факт, что вместо маски зверя, его лицо было скрыто за нарисованной ветвью сакуры. Медик прекрасно знала, что его своеобразный камуфляж не всегда заканчивался лишь лицом, и рисунки под час имели продолжение на шее и торсе. Глава АНБУ не любил недозаконченные работы.
- Тебя манерам что ли не учили, Сай? – безмятежно проголосила Сакура. – Обычно перед тем как зайти, надо бы постучаться и получить разрешение.
- А толку? – спокойно отозвался глава АНБУ. – Ты как обычно откажешь мне в дружеском визите. Так зачем совершать бессмысленные действия?
- Совсем страх потерял, как встал под крылышко Седьмого Хокаге, - недовольно пробормотала себе под нос Сакура. – Зачем явился?
- Сделаешь мне минет?
Харуно лишь отмахнулась от очередной подколки своего друга и выпила содержимое чашки. Сай взял бутылочку и допил последние капли. В отличии от медика его лицо не вызвало никаких эмоций.
- Всё так плохо? Где сломанный стол, разрушенные стены и моё побитое тело с переломленными котями?
- Сегодня годовщина… - лишь прошептала Сакура и закрыла глаза.
- Так сколько лет уже прошло. Так и будешь убиваться раз в год, распевая маленькую бутыль в течении трёх лет? Может, наконец, напьёшься как следует? А то твои жалкие попытки вызывают лишь смех. Если хочешь, то могу составить тебе компанию?
- Я на работе…
- Уже нет. Я предупредил персонал, что тебя вызвал Хокаге на важную миссию. Так что в госпитале тебя уже нет.
- Вот и славно. Высплюсь хоть на рабочем месте, - попыталась пошутить Сакура и слабо улыбнулась.
- Так я тебе и поверил.
Сай спрыгнул со стола и пнул по дверке шкафа. Она незамедлительно открылась, и глава АНБУ достал вторую бутылочку сакэ. Сакура пыталась было оправдаться, но Сай молча заполнил чашечку и пододвинул её к куноичи.
- Будто я тебя не знаю, - отозвался шиноби на немой вопрос. – Опять будешь весь день лакать из маленького блюдца, словно мой котёнок. Чаша объёмом всего ничего, а вы будете опустошать её целую ночь. С котёнком всё ясно. У него желудок с напёрсток, много не влезет. А ты, Сакура? Женщина, а ведёшь себя как ребёнок.
- У тебя есть котёнок? – Харуно попыталась увести разговор в сторону.
- А я тебе разве его не показывал? – даже сквозь нарисованную сакуру было видно его наигранное удивление. – Тогда смотри внимательно. Я его сегодня как раз взял с собой.
Пальцы рук быстро прошлись по необходимым заклёпкам, и верхняя часть униформы незамедлительно полетела на пол. Сакура с интересом разглядывала голую спину бывшего напарника. Рисунок сакуры, как и предполагалось, не был закончен и имел продолжение во всю спину и левую руку.
- Красиво! – невольно отозвалась Сакура.
Ей всегда нравились картины и художественное мастерство друга. Рисование было неотъемлемой частью его жизни. Сай усмехнулся на комплимент и повернулся к Харуно лицом.
- Не на то смотришь.
К удивлению Сакуры камуфляж художника лишь частично покрывал левый бок. Зато чуть выше живота был нарисован чёрный котёнок, который склонился над миской с питьём.
- Это и есть твой хвалёный котёнок, - весело отозвалась Харуно.
Сай лишь кивнул. Заиграв мышцами торса, Сай привёл котёнка в движение. Он то поднимал, то опускал свою чернявую головку над миской, и создавалось впечатление, что котёнок лакал молоко. Сакура не сдержала улыбку и вскоре звонко засмеялась. Сай остался доволен результатом и прекратил представление. Он вновь подошёл к куноичи и протянул руку:
- Так составишь мне компанию в местной забегаловке?
- Так уж и быть, но только при одном условии, - звонко отозвалась Харуно, ощупывая рукой «котёнка». – Твоя сакура выглядит прекрасно, но всё же смой её. Хотя бы с лица, а то распугаешь своим видом всех посетителей.
- Мне понадобиться спирт. Он у тебя есть?
- Конечно. Это всё-таки госпиталь. Ах да, и не забудь ещё одеться…

- Сегодня годовщина, - пролепетала уже подвыпившая Сакура, разливая очередную бутылку. – Так что грех не помянуть павших товарищей.
- И это говорит закоренелый трезвенник Конохи, - усмехнулся Сай.
Кулак с силой опустился об стол. Дерево затрещало, но заблаговременно нарисованные восемь ножек стула не дали окончательно развалиться деревянной конструкции. Стаканы повалились, так что Саю пришлось заново разливать сакэ.
- Узнаю старую Сакуру…
- Никакая я не старая, - куноичи погрозила кулаком, но не стала добивать бедненький стол. - А ведь у них были чистые детские мечты. Стать Хокаге, возродить свой клан… И где теперь это всё! – Сакура перешла на крик и внезапно заплакала.
Сай молча допил сакэ. Он привык мыслить рационально, а вот чувства для него по-прежнему оставались загадкой. Сай не знал как утешить свою подругу. Шиноби припомнил, что в одной из книг было написано, что в подобных ситуациях лучше не держать всё себе, а дать волю чувствам и выплакаться. Сай откупорил новую бутылку и разлил по стаканам её содержимое. Глава АНБУ предположил, что алкоголь здесь будет предпочтительнее слов.
- В конечном счёте эти балбесы поубивали друг друга, - сквозь всхлипывание пробормотала Сакура и ласково добавила, - дураки…
Сай ничего не ответил. Он всё понимал.
Экзамен на чунина проводится два раза в год. И лишь глобальные случаи могут их прервать. Пять лет назад этой причиной послужила Четвёртая Скрытая Мировая война. Наруто к тому времени стал героем Конохи и сильнейшим ниндзя. Многие говорили, что именно он станет приемником Цунаде-сама. Но сам Узумаки больше не говорил о мечте стать Хокаге. Для него было самым важным возвратить друга обратно. Но Учиха был потерян для Конохи. Их бой был предначертан Судьбой, а результат оказался роковым. Для обоих.
Когда Сай только появился в команде Какаши, то он не понимал, почему все так желали возвратить опасного отступника. Весь глубокий смысл слова «накама» до художника дошёл намного позднее. Сай понимал всю горечь Сакуры, когда она узнала о смерти обоих. В такие моменты весь мир рушиться. Когда умер Шин, что-то изменилось в душе верного ребёнка Корня. Сай изменился, стал другим. Изменилась пять лет назад и Сакура. Печать грусти навечно повисла над ней.
- А я любила их…Саске – моя первая девичья любовь. Такое не забывается в одночасье… Наруто же невозможно было не полюбить. Он всегда освещал мне путь… Но теперь их больше нет рядом… Чёртова война!
- Нельзя же вечно убиваться. Я не знаю каким был Учиха, но Наруто бы не понравилось то, как ты себя ведёшь. Тебе надо развеяться. Почему бы тебе не соблазнить кого-нибудь?
Стакан пролетел в опасной близости от головы художника и со звоном разбился об стену. Ни один мускул не дрогнул на лице Сая. Шиноби пододвинул свой стакан к Харуно:
- Тогда может напьёмся? За всю жизнь вперёд, чтобы окончательно утопить всю печаль…

Голова неимоверно болела и слегка подташнивало. Сакура попыталась перевернуться на бок и тут же бухнулась на пол. Маленькую комнатку огласили всевозможные проклятья. Со второй попытки, всё-таки забравшись обратно на кровать и приняв положение сидя, Харуно огляделась. Комната была незнакомой.
«Я у Сая?» - первая внятная мысль за утро. Но вскоре Сакура стала припоминать, что художник под левым предлогом смылся на работу, а сама она решила остаться и заказать ещё парочку бутылочек сакэ. Более внимательно осмотревшись, куноичи поняла, что находиться в гостиничном номере. Так и не вспомнив, как она здесь очутилась, Сакура поплелась изучать помещение. Сделав из спальни несколько шагов, Харуно наступила на что-то неровное. Оно тут же оповестило о себе криком и вскочило на ноги. Сакура рефлекторно отскочила в сторону. Перед ней предстал незнакомый мужчина с перебинтованной рукой и растрёпанной причёской «а-ля пьяный ёжик». При мысленном упоминании «пьяный», Сакуру вновь стало подташнивать.
- Только не здесь! – обеспокоено вскричал незнакомец, размахивая руками.
Сакура сама понимала, что лучше всего не позориться. Справившись с естественными порывами желудка, куноичи поднесла руку к животу. Она засветилась зелённым светом, принося спокойствие всему телу.
- Ниндзя-медик?
Харуно рефлекторно кивнула и вновь посмотрела на незнакомца. Он особо ни чем не выделялся, так что куноичи не могла точно сказать, виделись ли они раньше. Но судя по вопросу, посетителем госпиталя он вряд ли был. Взъерошённую причёску Сакура списала на раннее утро, лишь отметив факт бинтов на левой руке.
- Значит ты местная, - прерывая размышления куноичи, протянул незнакомец. – Значит никаких проблем не должно быть. Можешь идти домой. Я тебя здесь не задерживаю.
Сакура от негодования прищурила глаза. Незнакомец как ни в чём не бывало разминал своё тело, что ещё больше начало бесить медика. Она не имела не малейшего понятия кто он такой и как она сама оказалась у него в номере. А ещё этот тон.
- Мм… Пол такой жёсткий, - промычал незнакомец, пытаясь помассировать себе спину. – Лучше на травке поваляться, чем лежать на жёсткой древесине.
- Так что не воспользовался кроватью? – съязвила Сакура.
Тот факт, что её не замечали, сильно раздражал куноичи. Мужчина удивлёно посмотрел на девушку, но вскоре неприятно усмехнулся.
- Я, конечно, собирался прилечь вместе с тобой на кровать, ибо другой мебели для сна здесь больше нет, - незнакомец провёл руками в сторону, мол сама убедись в этом. – Но переносить твой жуткий перегар в замкнутом помещении, было выше моих сил.
Сакура почувствовала, что начинает заливаться краской. Она ещё никогда не чувствовала себя так унижено, да ещё перед совершенно незнакомым человеком.
- Хотя улечься неподалёку от спальни, было моей ошибкой, - продолжал рассуждения мужчина, потирая свой живот. – Не спорю, что удар в живот – весьма эффективный способ, дабы разбудить. Но и весьма болезненный.
Картина происходящего постепенно вставала перед глазами Сакуры. Но самый главный вопрос оставался неразрешённым. Поборов в себе робость, Харуно грозно спросила:
- И как я здесь оказалась?
Сакура тут же пожалела о своём вопросе. На неё посмотрели, как на недоразвитую. Харуно с горечью понимала, что только что призналась в своих пробелах в памяти из-за пьянства, но и оставаться в неведение она не собиралась.
- Мм… А мне казалось, что для тебя это обычная ситуация.
Совершенно не тот ответ, который собиралась услышать Харуно. А ведь она считала, что сильнее её унизить уже попросту невозможно. Но реальность на деле оказалась намного безжалостней. Совершенно незнакомый человек на основе вполне обоснованных фактов, только что косвенно назвал её заядлой алкоголичкой.
- Мм… Если коротко, то ты начала приставать ко мне на улице. Я было собирался спокойно пройти мимо, но ты вцепилась в меня мёртвой хваткой. Я думал, что ты мне руку сломаешь, так что пришлось тебя отвести к себе. Только в спальне ты соизволила отпустить мою руку и тут же вырубилась.
С каждым словом Сакура чувствовала себя всё хуже и хуже. От стыда она была готова провалиться сквозь землю. Харуно навалилась спиной на стену и медленно сползла на пол.
- А что было дальше? – еле слышно проговорила куноичи, прокручивая в голове самые страшные последствия.
- Получив свободу, я тут же ретировался, - безразлично проговорил незнакомец. – Позже, когда я вернулся в комнату, понял, что спальня для меня сегодня недоступна. Вот и улёгся на полу. И не надо так жалобно смотреть на мои бинты. Вчера пострадала правая рука, а не левая. Сейчас она и не болит.
Незнакомец для подтверждения своих слов замахал рукой, а левой как бы виновато почесал затылок. И улыбнулся.
- Наруто… - еле слышно прошептала Сакура.
- Могу предложить чай или что-нибудь приготовить, - незнакомец развернулся и направился в сторону стола. – Я вчера кое-что прикупил. Я в еде не прихотлив, да и готовить долго не люблю. Так что сытный завтрак не обещаю.
Хлопнула дверь. Оборо лениво обернулся – гостьи в комнате уже не было. Усмехнувшись, шиноби достал из кармана штанов солнцезащитные очки и тут же их одел. С открытым лицом Оборо чувствовал себя уязвимым, да и глаза больше привыкли к темноте.
- Ушла всё-таки, - с недовольством в голосе проговорил Оборо. – А ведь сегодня такой удачный момент был. Жаль, конечно, но торопить события также не стоит. У меня ещё есть время. Экзамен ещё не начинался…

Последующие дни Сакуру продолжали терзать события неудавшейся попойки. Харуно старалась отвлечься, но продолжала прокручивать в голове то ужасное утро, чувствуя себя каждый раз виноватой. На людях Сакура продолжала быть бодрой и жизнерадостной, но от себя то не скрыться. На своё счастье Сай не появлялся больше поблизости, а иначе он имел большие шансы остаться в госпитале подольше. Сакура была зла на своего товарища, ведь именно Сай напоил её, а сам после быстренько слинял. Когда куноичи думала об этом, то ладони сами собой сжимались в кулак.
Шли дни и этот случай стал благополучно забываться. Но на смену ему, вновь пришла печаль о смерти друзей и учителя. Сакура к ней уже привыкла. Это стало неизменной частью её жизни.
После окончания рабочего дня, Сакура решила изменить своему привычному маршруту и отправилась в противоположную сторону. На улице было непривычно тихо. Сегодня Коноха не была заполнена приезжими генинами, как пару дней назад. Экзамен вступил в силу, и после первого этапа появятся первые разочарованные лица девчонок и мальчишек. Первый этап проверял ловкость и сообразительность, Сакура в своё время оба раза проходила его. Первый раз вместе с Саске и Наруто. Горькая улыбка на мгновенье появилась на лице. Сакура скучала по тем временам, но их было уже не вернуть.
Незаметно для себя Сакура вышла на Ичираку-рамен, любимое место Наруто. Блондин раньше здесь частенько бывал. Сколько он раз не звал Сакуру составить ему компанию, но она каждый раз отказывалась. Это уже после Харуно изредка стала сюда заглядывать. Своего рода дань памяти о друге.
Сакура и на этот раз решила заглянуть внутрь. Заказав любимое блюдо Наруто, девушка только собралась приступить к трапезе, как её отвлёк посетитель напротив.
- Не думал увидеть тебя здесь. Мне всегда казалось, что медики более серьёзно относятся к тому, что едят, - проговорил посетитель, снимая чёрные очки.
- Ты? – удивилась Сакура. – Что ты тут делаешь?
- То, что и ты. Поглощаю обед. Помниться я уже говорил, что не люблю готовить. Разве не так? Э-э…
- Сакура, - к своему удивлению медик поняла, что они даже нормально не познакомились. – Харуно Сакура.
- Оборо. Можешь звать меня просто Оборо.
- Оборо-сан, простите меня пожалуйста за прошедший случай. Я очень виновата, простите меня, пожалуйста, - выпалила на одном дыхании куноичи.
- Ладно. Я, конечно, понимаю, что поклон является незаменимой частью, когда просишь прощения, но в следующий раз будь осторожнее. Это было больше похоже на лобовую атаку. Так ведь и вырубить можно.
- Гомен…
- Забудь. Считай, что ничего не было. Так легче жить, - Оборо тыкнул палочками в чужую тарелку. – Нечего на меня отвлекаться. Ешь, а то всё остынет.
С минуту они просидели молча. Но тишина довила на Сакуру, и она решила начать разговор первой:
- Оборо-сан, а вы у нас в Конохе по делам?
- Сан, - недовольно фыркнул собеседник, но ответил всё тем же безразличным голосом. – Можно сказать, что и по делам. Как бы тебе понятнее объяснить. Знаешь, Сакура-тян, я работаю на одну из гильдий в стране Лесов. Своей деревни с ниндзя там нет, так что пользуются они в основном услугами таких наёмников, как я, либо нанимают шиноби со стороны. Мои услуги охраны дёшевы. Так что я могу работать на постоянной основе. Но при переправке ценного груза или по другим важным вопросам лучше всего доплатить профессиональным шиноби. Так надёжнее, да и мне мороки меньше. Но нужно не прогадать с тем, кого нанимаешь. В этом плане экзамен на чунинов лучше всего показывает расстановку сил среди Скрытых Селений, при чём на несколько лет вперёд. Так что я был откомандирован сюда, чтоб провести необходимый анализ. А знаете, что самое забавное, Сакура-тян? Наниматель, посылая меня сюда, не знал, что финальная часть экзамена состоится ещё лишь через месяц. Так что я ещё надолго задержусь в вашей славной деревне. Согласитесь, что сверх оплачиваемый отпуск может выпасть ох как не часто.
- Собираетесь заслуженно отдыхать до самых финальных сражений?
- Нет, конечно. Но первый этап экзамена, как и последующие дни не интересны ни мне, ни вам, как медику. На первом этапе нет никаких спаррингов. Скукотища одна, я его всегда проходил без проблем. Да и Лес Смерти потом будет изолирован целую неделю. Это уже после появиться материал для анализа, а у тебя клиенты. Так что грех не отдохнуть перед работой.
- Вы проходили экзамен? – удивилась Сакура.
- Неоднократно. Но так и не добрался до финальной части. Мир шиноби жесток. А когда достигаешь совершеннолетия в ранге геннина, то понимаешь, что твоё дальнейшее будущее весьма печально. Миссии ранга С и D низкооплачиваемые, а спрос на шиноби из малых деревень, как моя, ещё ниже. Так что я был вынужден податься в вольнонаёмные. Лучше устроиться на постоянную работу, чем перебираться с мелочи на мелочь.
- Извините, я не знала…
- Кончай извиняться, Сакура-тян. Это напрягает, да и жалеть меня не стоит. Обладать навыками шиноби в мире людей дорогого стоит. Так что жалеть мне не о чем. В своё время я специализировался на гендзюцу. Для мира шиноби – это обычное явление. Но в мире людей мои способности сравни волшебству. Гендзюцу основано на воздействии на пять органов чувств. Но мне всегда было интересно только визуальный аспект. Человек получает 80% информации посредством зрения. Так что достаточно дать ложную картинку, дабы подстроить ситуацию под себя. Кстати, это тебе, Сакура-тян.
- Э, - только и выговорила Харуно, глядя на пустую руку. – Что именно мне?
- Так неинтересно, - раздосадовано буркнул Оборо. – Не имей ты антииллюзорные способности, то могла бы насладиться видом моих поддельных цветов. Сакура-тян, я требую моральную компенсацию. Если позволишь проводить себя до дома, то мы будем в расчёте.
- Оборо-сан, - удивлённо проговорила Харуно, не зная, что и ответить.
- И давай без вежливых обращений, - серьёзно проговорил шиноби. – Я же говорил обращаться ко мне просто по имени. А ты всё «сан» да «сан», и ещё в придачу обращаешься всё время на вы. Ведь уже и переночевала у меня, а общаемся, словно чужие друг другу люди.
- Так и есть…
- Давай тогда узнаем друг друга получше?
Девушка перевела взгляд на пустую тарелку. Всё произошло так быстро и внезапно, что она и не знала, что делать. Оборо казался неплохим, но сомнения продолжали терзать куноичи.
- Что молчим, Сакура-тян? – лёгкий толчок в плечо.
- Сами то, что всё время добавляете «тян»? – вспылила на мгновение куноичи.
- Могу тоже называть просто по имени. По фамилии я обращаться не привык, а для «сан» выглядишь ты очень молодо, - Оборо вплотную приблизился к девушке. – Небось самой исполнилось недавно только двадцать.
- А вот и неправда. Мне двадцать два года, - фыркнула в ответ Сакура.
- На пять лет младше. Я тебе в старшие братья гожусь, так какие тут могут быть «сан». Либо «тян», либо просто Сакура. Выбирай сама.
- Второе, - с пренебрежением ответила куноичи, про себя отметив, что он очень ловко подстраивает ситуацию под себя.
- Хорошо. Так куда пойдём, Сакура?
- В смысле?
Оборо внезапно вскочил со стула, что Сакура рефлекторно отодвинулась. Шиноби протянул ей руку и серьёзно сказал:
- Сакура, отдыхать в Конохе прекрасно, но одному очень скучно. Не составишь ли ты мне компанию на сегодняшний вечер?
Немного подумав, девушка утвердительно кивнула.

Последующие дни Оборо каждый раз ожидал Сакуру у гостиницы. Девушка не возражала, ей и самой было приятно внимание мужчины к себе. Да и общаться с Оборо было легко и весело. Вот только Сакура всё чаще стала замечать, что ищет в нём сходство с умершими друзьями. Когда Оборо пытался веселить девушку, то в эти моменты он походил на Наруто. Его мимика, жесты, движения – всё напоминало неугомонного Узумаки. Когда же шиноби был серьёзен, то его взгляд и тон всё чаще напоминали Учиху. Сакура упрекала себя за это. Она мысленно понимала, что неосознанно лишь ищет сходства, выдавая желаемое за действительность. Но она ничего не могла с собой поделать. Именно это иллюзорное сходство и было больше всего желаемо и приятно в Оборо. Он же как будто нарочно играл всё чаще именно эти образы, попеременно меняя их, как перчатки. Сакура не могла нормально думать об этом, она не была уверена в своих чувствах. Девушка прекрасно знала только одно, что она каждый день думает лишь о предстоящей встречи с Оборо, чтобы он отвёл её в мир иллюзий, который был так желанен для куноичи.
Оборо любил повторять, что мир шиноби жесток. И Харуно была полностью согласна с ним. Мир шиноби – это мир без чувств и эмоций. Именно чувств и не хватало Сакуре. Ей не хватало внимания и заботы. Не хватало любви.
После окончания второго этапа экзамена на чуннинов работы у Харуно прибавилось намного больше. И не хватка свободного времени стала ощущаться как никогда раньше. Свидания стали не просто короче, они были заменены на провожание до дома. На этом настоял сам Оборо, говоря, что девушке нужен отдых и крепкий сон, а не ночные гуляния. Сакура было пыталась протестовать, но к своему удивлению быстро сдалась. Наёмник умел подбирать такие слова, что девушке нечем было возразить.
В ответные действия Сакура стала приглашать его на чашечку чая или отужинать вместе. Оборо соглашался, но не задерживался надолго. А девушке этого было недостаточно. Со временем нехватка общения с новым другом стала сильно сказываться. Харуно стала зависима от Оборо. На работе она думала только о нём, всё чаще глядя на часы. Ночью куноичи долго не могла заснуть, прокручивая в голове последние часы проведённые с Оборо. Сакура не могла себе точно ответить была ли она влюблена в него. С Саске в этом вопросе было намного проще. Оборо был также желаем, но как друг или старший брат. Тот, кто был необходим именно сейчас и в данный момент. Тот, кто научил Сакуру жить заново, а не бездушно существовать.
Сегодня был последний день перед финальными боями будущих чунинов. Сделав последние приготовления и отдав необходимые приказания медицинскому персоналу, Сакура пораньше покинула госпиталь. У дверей её как обычно ожидал Оборо. Сегодня был их последний день вместе. Завтра наёмник был вынужден уехать, так что возможности вновь встретиться могло и не представиться.
Они просто прогуливались по достопримечательностям Конохи и мило болтали. Точнее сказать говорил в основном только Оборо. Сакура пыталась улыбаться в ответ, но изумрудные глаза были полны печали. Вот он идёт рядом с ней, разговаривает с ней. Такой добрый и такой желанный. Но завтра его уже не будет. Завтра…
Время было ближе к ночи, а они всё так и продолжали прогуливаться по улицам деревни. Освещения было предостаточно, и о тёмном времени суток говорили полупустые улицы да первые звёзды на небе.
- Может останешься? – Сакура задала вопрос, который с самого дня вертелся у неё на языке.
Оборо обычно сразу отвечал. Но сейчас задумался. Было непривычно его видеть таким.
- И что я буду здесь делать? Я с детства обучен только сражаться и ничего другого делать не умею. Для Конохи я лишь никчёмный шиноби уровня генина. Даже если меня и примут к вам, то такая жизнь не будет мне в радость. Мир шиноби жесток. Мне здесь просто не найдётся места.
Сакура было открыла рот, но не зная что сказать в ответ, вновь его закрыла. Оборо бережно похлопала её по плечу, мол не надо расстраиваться. В ответ Харуно прижалась к нему. Сегодня она хотела быть как можно ближе к нему.
- Не хочу тебя терять, - прошептала девушка.
- Терять всегда больно, - также тихо проговорил Оборо, – но потери неизбежны.
Дальше они шли молча. Свернув на переулке, Сакура внезапно вздрогнула и отстранилась от Оборо. Перед ними стоял маленький мальчик и как-то печально смотрел на них. Сакура узнала малыша разу. Он очень походил на своего отца в детстве, разве что взгляды у них были разные. Саске так и не смог возродить свой проклятый клан, но потомство после себя всё-таки оставил. Ребёнок войны, оставшийся без родителей и не кому не нужный в этом мире. Харуно было жалко малыша. Но в глубине души другая Сакура постоянно напоминала, что Учиха в качестве матери для своего первенца выбрал не её, а другую. Малыш был живым доказательством её неразделённой любви. Сколько бы себя Сакура не переубеждала, но смотреть на него было по-прежнему больно.
- Гомен, - прошептал мальчик и потупил взгляд.
Сердце ёкнуло и сжалось в груди. Сакура чувствовала себя такой ничтожной. Ведь она прекрасно понимала, что малыш чувствует себя одиноким в Конохе. Многие его боятся и называют «будущим мстителем». И мальчик к своим неполным годам уже свыкся с мыслю, что он лишь помеха и некому здесь не нужен.
- Это ты нас прости, малыш, - сквозь всхлипывания проговорила Сакура.
Не в силах больше сдерживать своих слёз, она резко развернулась и побежала прочь. Оборо, находясь в замешательстве и не понимая, что происходит, остался стоять на месте.
Засвистел ветер и рядом с малышом оказался седоволосый мужчина. Оборо видел его впервые, но узнал сразу. Живая легенда мира шиноби, копирующий ниндзя Шаринган-Какаши. Шестой Хокаге, который из-за хронической инвалидности был вынужден передать свой пост молодому, но весьма перспективному шиноби, которого уже успели окрестить как «Мастер-Расенган».
Оборо неосознанно делал шаг назад. Хоть Хатаке Какаши больше и не являлся Хокаге, но мощь шла от него неимоверная. Разница между ними была глобальна.
- Утешь Сакуру. Она ни в чём не виновата…
Оборо был готов поклясться, что сквозь маску увидел улыбку. Улыбка была доброжелательной, но на душе стало неспокойно. Кивнув на автомате, Оборо побежал в сторону дома Харуно. Он был неподалёку, так что наёмник здраво рассудил, что она побежала именно домой.
Какаши опустил руку на голову приёмного сына и слегка потрепал волосы.
- Пойдём домой, Итачи.
Короткий кивок в ответ.

Сай заметил шиноби в масках давно. За ним оставалось только выбрать удачное место для беседы. Глава АНБУ остановил свой выбор на короткой улице, которая была освещена хуже всего, и дал понять, что раскрыл присутствие преследователей. Перед ним тут же очутился шиноби в маске АНБУ. С Саем он был одного роста, но из-за плаща было трудно определить его точный возраст.
- Какими судьбами, Даджиму? Решил убить меня?
- Немногословным, вы мне больше нравились, Сай-сама. Чувство юмора у вас никакое. А при нашей работе чувства и эмоции лучше всего совсем не показывать. Но перейдём сразу к делу? Кто-то пытается вычислить местонахождения главы Корня.
- Это не мы, - заверил Сай. – Где залёг Терай я и так прекрасно знаю. Всё-таки Данзо больше всего ценил троих своих последователей. Фуу и Торуне пропали без вести после последнего сбора Пяти Каге, так что я вполне предвидел, что именно Терай решиться собрать вокруг себя последние клочки Корня. Кстати, Даджиму, не хочешь к нам? У нас есть печенки.
- Я просил обойтись без глупого юмора. Главу Корня выслеживает кто-то со стороны. Нукенин из Водопада, но на его нанимателя нам не удалось выйти. Но зато капнув поглубже, обнаружили кое-что весьма интересное.
Даджиму достал из плаща свиток и протянул собеседнику. Сай с интересом осмотрел незначительный свиток, а после развернул его. В свитке были перечислены имена и фамилии важных персон в Конохе.
- Интересный список, - проговорил глава АНБУ, пробегаясь глазами по строчкам. – А что за Акаши Сай?
- Все давно привыкли к вашему вымышленному имени, а фамилию я взял наугад. Главное, сейчас тот факт, что за всеми ними ведётся слежка со стороны разностороннего наёмнического персонала. И вряд ли они ограничатся одним лишь сбором информации. Сай-сама, вы располагаете благосклонностью Седьмого, так что через вас данная информация дойдёт до резиденции намного быстрее.
- И с чего Корень стал заботиться о нынешней верхушке Конохи, - проговорил Сай, пряча свиток.
- Сай-сама, вы служили в Корне, так что должны знать истинные цели нашей организации, а не распространять глупые слухи. Корень с момента своего основания стоял на страже Листа и страны Огня. Можно сколько угодно восхвалять политику Конохи, начатую ещё Третьим. Но идеальной формы правления не существует. Оппозиция необходима сильной системе, иначе в своём величии она рискует сильно разжиреть и больно упасть.
- Да, да. Не волнуйся, не буду я тебя силой тащить в АНБУ, а то как погляжу персонала у вас явно не хватает. Кто же организовывает тайную встречу, да с одним подручным. Эй, парень выходи! Выходи, не бойся!
- Сай-сама, вы только, что к нам привлекли внимание. А на пьяницу не обращайте внимание. Если бы он представлял опасность, то мой партнёр его бы ликвидирвал…
Не успел Даджиму закончить свою речь, как ему на плечи повис только что упомянутый местный алкоголик. На ногах он стоял нетвёрдо, так что решил в качестве опоры использовать преданного сотрудника Корня. Мужик подался немного вперёд, напрягая зрения:
- Кого вы там зовёте? А? К нам кто-то идёт? – пьянчуга повернул голову в сторону Даджиму, и последнего обдало запахом алкоголя. – Слышь, брат, кто это там идёт? А? Что? Кто? А? Кто, а? Что? Кто?
- Зомби! – рявкнул Сай.
Мужик как-то ошарашено перевёл взгляд на парня с белой лилией на лице. Моргнул три раза и прохрипел:
- А понятно…
Отцепившись от Даджиму, он неуверенной походкой побрёл в противоположном от «зомби» направлении. Даджиму с секунды посмотрел ему в след, а затем перевёл взгляд на Сая.
- Сай-сама, на вашем месте я бы побыстрее доложил обо всём Седьмому Хокаге и…
- Мертвец! – раздался крик над улицей.
Даджиму вновь перевёл взгляд на пьяного мужика. Он убегал от них во всю прыть и через мгновение исчез за ближайшим переулком. Даджиму недовольно покачал головой.
- … и прекратите шутить.

Оборо совсем не этого ожидал в их последний день встречи. Сакура внезапно расплакалась, как ребёнок, начала что-то мямлить про Наруто и Саске, но из-за постоянного рёва и всхлипывания ничего нельзя было разобрать. Утешать, а тем более зарёванных, девушек ему ещё не приходилось. Наёмник не придумал ничего лучще, чем обнять её и погладить по голове. К его удивлению это возымело успех. Когда же она пришла в себя и попросила его остаться, то Оборо не смог отказаться.
Вскоре дело дошло до спальни. Сакура впервые поцеловала его в губы и тут же поволокла на кровать. Оборо собственно на это и рассчитывал. Но зарёванное лицо сбивало с мыслей. В подобных делах он не привык быть вежливым, но случай с Харуно был особым. Он внутренне понимал, что нежность и ласки были тем, чего ей так долго не хватало. Оборо пытался быть по возможности вежливым и не торопил события. Когда он постепенно расстегивал пуговицы на её кофточке, не прекращая осыпывать её шею поцелуями, Сакура окончательно его шокировала, заявив, что это у неё первый раз. Оборо остановился, не зная, что делать дальше. Он чувствовал себя последним ничтожеством. Это была их последняя ночь, но он не мог продолжить дальше. Что-то в душе Оборо кричало остановить эту глупую игру. И он послушался. Видя замешательство Сакуры, Оборо поцеловал её в лоб и нежно прошептал: «Глупышка…»
К его удивлению это опять сработало. Харуно пережила за день сильное духовное переживание, так что она вскоре забылась в объятиях своего нового друга.
Это было необычно для Оборо. Он давно привык и смирился с жестокостью мира шиноби. Но прожитый месяц в Конохе показал ему светлую, давно подзабытую, сторону. Сидя перед кроватью, Оборо не как не мог решить, как поступить далее. Здравый смысл говорил, что нужно немедленно покинуть комнату и уехать из Конохи. Вариант остаться даже не рассматривался. К тридцати годам начинаешь привыкать к своему образу жизни, привычки с годами лишь укрепляются. А спокойной жизни у наёмника никогда не было. Скрытая деревня Листа была чужим местом, к которому он вряд ли смог бы привыкнуть.
Оборо встал со стула и накинул на себя плащ. Бесшумно подошёл к кровати. Сакура больше походила на маленькую девочку, чем на бесстрашную куноичи, которая могла одним ударом разломить стену любого дома. Она улыбалась во сне.
Оборо достал из внутреннего кармана плаща солнечные очки. Одев их, появилась прежняя уверенность. Улыбки больше не было видно. Наёмник склонился над девушкой. Дыхание Сакуры было спокойным и безмятежным. Кунай быстро вонзился в тело, поражая сердце. Тело на мгновение дёрнулось. Шиноби прислушался, но было слышно лишь его дыхание. Тяжёлое и непрерывное.
Осторожно опустив рукоять куная, словно боясь лишним движением потревожить царящую в комнате тишину, Оборо подошёл к окну. Небо было уже полностью усеяно звёздами.
«Дело сделано, - подумал Оборо, - надо уходить. Но куда? Мир шиноби жесток, так что нет никакой гарантии, что это ночь не станет последней и для меня. Надо было покинуть Коноху, пока ещё было время. Но сейчас уже поздно».
Оборо вновь взглянул на Сакуру. Свет от окна не падал на кунай, и его не было видно. Казалось, что девушка продолжала сладко спать. Шиноби вновь не послушался здравого рассудка и уселся на стул около кровати. Предстояло обдумать сложившуюся ситуацию.
«Торопиться лучше не стоит. Но и мешкать нельзя. Ведь я в Конохе не один, так что скоро начнётся шухер. Но о нём никто не узнает. Завтрашние бои должны состояться во чтобы то не стало, так что за дело, скорее всего, возьмётся АНБУ. Ситуация непростая, но в какое бы дерьмо я не вляпывался, мне всегда удавалось из него вылезти. Не везло лишь с этими проклятыми экзаменами. А ведь мы с Сакурой впервые встретились именно на экзамене, лет десять назад. Хотя я даже не вспомню, как она тогда выглядела. Обычная девчонка, новичок на экзамене. Таких я повидал не мало. Она не выделялась на фоне Учихи и Узумаки. Первый раскусил мою уловку в самом начале и даже умудрился ранить в бою. После же Узумаки провёл всю мою команду вокруг пальца. Тогда они были всего лишь зазнавшимися мальчишками. Но именно они дошли до финальной части экзамена, а не я. Кто бы мог подумать, что впоследствии из них вырастят сильные шиноби, о которых будет знать весь мир.
Моя же жизнь шиноби резко пошла вниз. В последующих попытках мы также провалили экзамен. Дела в деревне Дождя в то время были не спокойными. Кагари и Муби погибли, так и не дожив до своего совершеннолетия. Я остался один и мне ничего не оставалось другого, как покинуть деревню. Я не врал Сакуре, я не знаю ничего, кроме убийства. Но и жизнь наёмника не так спокойна. Раньше я хоть мог полагаться на деревню и своих партнёров. Теперь же приходится полагаться лишь на себя.
А жить ведь надо. Вот и приходилось цепляться за всякие задания. Шиноби из Камня вышли на меня сами. Отказываться не было смысла, ибо меня тут же устранили на месте. Вот и пришлось ввязаться в политическую авантюру. На Коноху до этого уже нападали и Орочимару, и наш всемогущий бог, Пейн. Но в конечном итоге оба потерпели поражения. На что в данном случае рассчитывала Ива, мне было не совсем понятно. Но Пятая Тсучикаге хотя бы казалась умнее. Вместо того, чтобы столкнуть в войне между собой две великие силы, она решила устранить особо важных для Конохи людей и взять обескураженную и испуганную Коноху нахрапом.
План был хорош, если бы не одно «но». А именно исполнители. Наёмники и нукенины – это не те, кому следует доверять столь важное дело. Тогда-то я и заволновался в первый раз. Пораскинув мозгами, к сожалению пришлось прийти к одному выводу. Мы должны были стать расходным матерьялом. В случае провала, на Камень было бы трудно выйти. А в случае удачного исхода миссии от нас бы скорее всего избавились. Перспектива на будущее не самая радужная, а деваться то было некуда. Вся надежда оставалась на второй этап экзаменов.
Расклад для меня был прекрасен. В финальную часть прошли генины Листа, Песка, Травы и собственно Камня. А значит именно их и будет больше всего на арене. И тут то Пятая Тсучикаге оказывалась не в лучшем положении. Оказаться между Седьмым Хокаге и Пятым Казекаге, которые и не собирались прекращать дружеские отношения, не самая приятная перспектива. Да и десятый лидер Кусы уже подустал от постоянных набегов Ивы, и давно добивается дружбы с Конохой, дабы огородить свою деревню и страну от Камня. Устраивать диверсию и идти войной при таком раскладе – далеко не гениальная идея. Я ожидал приказа о прекращении миссии. Но он так и не поступил.
Сегодня ночью должны были состояться покушения на двенадать влиятельных людей Конохи. В том числе и на четырёх оставшихся в живых членов команды номер семь. Хатаке Какаши – Шестой Хокаге, Сай – глава АНБУ, Тензо, который больше известен под именем Ямато, - капитан из одного отрядов АНБУ. Мне же досталась четвёртая: Харуно Сакура, главный медик в госпитале.
В первый раз я на неё наткнулся в парке, когда она вдребезг пьяная спала на скамейке. Это был хороший шанс, которым было грешно не воспользоваться. Я отнёс её в свой номер, и моя игра началась. Тогда-то и начались все неприятности. Я никогда не был силён в этом деле, хоть Кагари и пытался меня научить обольщению.
Узнав, что в своё время она любила Учиху и Узумаки, я пытался быть похожими на них, дабы вызвать доверие. Но ксо! Я был без понятия, какими они были раньше, а открыто об этом особо не пораспращиваешь. К тому же, как после оказалось, Сакура не была подвержена гендзюцу моего уровня. А крутить романы я никогда особо не умел.
Но помощь пришла со стороны Сакуры. Ксо! Она так жаждала любви и ласки, что с лёгкостью принимала все мои неуклюжие попытки. Мне даже стало её жалко.
Мир шиноби жесток. Харуно много чего сделала для Конохи, только всего потеряла, но взамен не могла получить даже простого понимания и немножко внимания. Мне было её жаль. Ведь мы не враги. Просто так сложилась ситуация…
Можно было просто убежать, но не было никаких гарантий, что Ива оставит меня в покое. Да и Сакура сегодня была беспечна, как никогда. Она полностью приняла меня, не чувствуя никакой опасности. Самообман – страшная вещь… Обман…
Ксо! Если подумать здраво, то с самого начала идея с покушением была провальная. То, что я смог убить Сакуру, чистая случайность. Шансы на успех были весьма малы. Шанс… Точно! С самого начала не намечалось никакой войны с Конохой. Мы лишь расходный матерьял, который, если повезёт, сможет устранить парочку сильнейших шиноби и тем самым ослабит могучего соседа. А я как дурак подыграл им на руку. Зря я надеялся на милость. Меня в любом случае ожидает смерть, а Камень останется чистеньким и довольным. Так вляпаться…
А это ещё что такое?»
Прямо на Оборо из мглы надвигался белый цветок. Наёмник опустил тёмные очки и понял свою ошибку. Помимо его в комнате также находился шиноби с разрисованным лицом.
- Я задержался… - проговорили они одновременно.
Оборо вскочил со стула, доставая из под плаща сюрикен и цепляя ногой стул. Описав дугу, звёздочка была отбита кинжалом. Тем временем Оборо подкинул ногой стул в воздух и, схватившись за ножку, запустил сиденье в окно.
Вылетев со второго этажа, стул при приземлении разлетелся в клочья. Рядом более удачно и безболезненно приземлился наёмник, но путь к отступлению был отрезан коноховцем.
- Заместитель директора полиции Конохи, Рок Ли, к вашим услугам! – выкрикнул густобровый парень.
- Заместитель? Неужели Хьюга удалось порешить…
Оборо не успел до конца съязвить, как оппонент в одно мгновение оказался рядом с ним, нанося сокрушительный удар в голову. Увернуться не было возможности, и наёмник со всей силы впечатался в стену здания.
«А он быстр, - с сожалением осознал Оборо. – Он мне просто не даст закончить ни одну из печатей. Но даже если мне удастся с ним справиться, то скрыться не будет никакой возможности. Это конец…»

- Почему именно я? – негодовал Оборо.
- Из всех нас у тебя самый представительный вид, - лаконично заключил Кагари. – Только расчесать волосы и будешь вылитым красавцем. В этом нет ничего сложного. Я не прошу тебя заволочь её в койку. Просто отвлечь.
- И о чём мне с ней разговаривать?
- О чём угодно. Оборо, ты, что с девушками никогда не разговаривал. Скажи, что она красиво выглядит в этом платье или придумай что-нибудь.
- А может просто сказать, что я хочу её отвлечь, чтоб мои напарники могли незамеченными пробраться в комнату, - съязвил дождевик.
- Отличная идея. Можешь сказать это. Только приври большую часть. Честность – это просто неумение быстро придумать другие варианты. Не волнуйся ты так. Я тебя приодену, причешу, и она сама будет добиваться твоего расположения. Главное верно всё оценить и сделать правильный ход. Запомни кое-что, Оборо, это тебе пригодиться в дальнейшем. Любовь – это игра, в которой проигрывает тот, кто воспринимает её всерьёз...


«… это конец. В этой игре я также оказался проигравшим»
Оборо выхватил кунай и рубанул им по бинтам на руке, активируя своей кровью печать призыва. Раздался хлопок и из большого облачка дыма появился гигантский скорпион. Ли притормозил свою атаку и рванул в сторону, избегая удара клешней. Скорпион резко развернулся в сторону своей жертвы, одновременно ударяя жалом в наёмника. Оборо откатился в сторону, но повторный удар пришёлся прямо в грудь. Яд через кровь моментально распространился по всему телу. Сердце перестало биться.
Ли тем временем пытался подобраться к зверюге поближе, но скорпион никак не желал уступать тому в скорости и ловкости. Раздалось грозное рычание, и на скорпиона напрыгнуло около пяти нарисованных львов. Первый тут же был сбит хвостом, но остальные оказались намного проворнее. Раздался оглушительный хлопок и скорпион пропал в клубе дыма.
- Что это было? – спросил Рок у спрыгнувшего Сая.
- Простой боевой скорпион. Но он не различает ни своих, ни чужих. Во время Первой Скрытой Мировой войны смертники из Суны использовали их на вражеской территории.
- Так это был песчаник?
- Не факт. И сейчас важно не это. Что с Хьюга Неджи?
- Его так просто не одолеть. Не даром он мой противник. Сейчас, наверное, опрашивает нападавшего…
- А это плохо. Надеюсь, что хоть этот не окончательно распрощался с жизнью.
Сай подошёл к Оборо и бесцеремонно открыл тому рот. Бегло осмотрел зубы, проверяя нет ли клыков – остаться без пальцев Сай не хотел. Не увидев ничего подозрительного, художник взял в руки язык и с силой потянул на себя. Печать ещё не успела исчезнуть.
- Это плохо. Похоже наниматель позаботился о том, чтобы наёмники в случае провала ничего не смогли рассказать. На них печать молчания. Если и захотят сболтнуть лишнего, то тут же умрут. Ли, беги в полицию и сообщи об этом. Нам надо сохранить хоть одного из нападавших в живых.
- А как Сакура? Надеюсь, она не испугалась. Неджи как предположил, что нападавших может быть много, так я сразу и прибежал сюда.
- Она умерла.
Рок в замешательстве посмотрел на Сая. Его слова были произнесены так буднично, что «зелённому зверю Конохи» показалось, что он ослышался. Ли хотел верить в это.
- Что ты сказал? – с надеждой произнёс Рок Ли.
- Сакуру убили.
- Нет! - Ли было помчался к дому, но Сай оттолкнул его.
- Отправляйся к Хьюга. Сейчас важен свидетель, - спокойно проговорил глава АНБУ.
- Нет! Там Сакура. Я обещал, что защищу её, чтобы бы не произошло. Я… Я так и не сдержал обещание. Понимаешь меня.
- Нет, - Сай схватил Ли за жилет и потянул на себя. – Сакура уже мертва. Ей ничем не помочь. А вот единственную зацепку мы можем потерять. Ты же сам первым потом побежишь мстить за неё. Но если мы потеряем последний источник информации, то даже не узнаем имён негодяев. Понимаешь, боец?
Ли резко кивнул. В его глазах пылала ярость. Сай отпустил его и дружелюбно хлопнул по плечу. Рок ещё раз кивнул и пропал из поля зрения. В скорости ему не было равных.
Сай вновь подошёл к Оборо. Ощупал всевозможные карманы, но нашёл только пару сюрикенов, да испорченную зажигалку. Снял тёмные очки. Глаза наёмника были пусты. Сай тяжело вздохнул, опять никаких зацепок. Художник быстро нарисовал птицу-сообщение и отправил её в сторону госпиталя. Никакой надежды, обычное стандартное выполнение своих обязанностей.

Сай осторожно зашёл в комнату. Она была как всегда прибрана, и все вещи стояли на своих местах. Художник провёл рукой по столу и поднёс её к лицу - ни пылинки. Идеальное состояние нарушало лишь разбитое стекло. Сай выглянул на улицу. Было довольно тихо, ничто не говорило о случившейся трагедии.
Сай подошёл к кровати. С первого взгляда казалось, что девушка просто мирно спала. Но после взгляд натыкался на рукоять, и злая действительность тут же дала о себе знать. Художник перевёл взгляд на лицо. Оно было безмятежным, а улыбка давала малюсенькое утешение.
- По крайней мере ты умерла счастливой, - прошептал Сай.
Художник достал расчёску и причесал непослушные розовые локоны. Он хотел, чтоб она встретила смерть красивой.
Сакура была единственным близким для него человеком. Художнику было трудно общаться в обычной непрофессиональной обстановке. И тогда Харуно приходила ему на помощь. Поначалу Сай из-за своих же ошибок получал немало тумаков, но по-тихоньку уроки начали давать свои результаты. Художник более-менее освоился, как нужно подобающе общаться, но его шутки так и остались проблемой. Сакура часто хвалила своего глупого ученика, но Сай понимал, что нормально общаться он мог только с ней. Но ему этого было достаточно.
Сай чувствовал к ней особую привязанность, но не мог её точно охарактеризовать. Понятия дружбы и любви между мужчиной и женщиной в книжках довались слишком расплывчато. Сай в своё время нашёл немало признаков своей влюбленности. Но однозначно утверждать он не брался, ведь чувства всегда давались ему с трудом. Но Сай точно знал, что они были близкими друзьями, и этого ему было достаточно. Он всегда знал, что мог по настоящему положиться только на Сакуру. Как и она на него.
А теперь Сай остался совсем один. Он, конечно, успел подружиться с друзьями Сакуры. Но это было уже не то. Сакура была незаменимой частью его жизни. Той части, которую люди привыкли называть самой дорогой. Но теперь не стало и её.
Как бы не казалось странным, но Сай не испытывал грусти или сожаления. Такова жизнь ниндзя, и гибель близких людей её неизменная часть. Сай это прекрасно понимал. Он склонился над девушкой и поцеловал её на прощание в губы.
- Надеюсь, что ты вновь встретишься с Наруто и Саске. Они тебя, наверное, уже заждались. Ни о чём не беспокойся, я позабочусь о благополучии Конохи. Я вас догоню позже…

@темы: СайСакура, гет, драма, романтика, фанфик

Комментарии
2011-12-12 в 21:22 

haru-no-sakura
Ужас! В смысле, то, что в фанфики произошло :( Так хотелось, чтобы это оказалось неправдой, я бы, наверно, окончательно расплакалась, если бы не последняя строчка — сильно, все еще очень печально, но успокаивающе!

Пейринг, вот это было очень необычно, даже не сразу вспомнила (ну как вспомнила, погуглила =), кто такой Оборо, но интересно. А отношение Сая к Сакуре настолько трогательным оказалось, красиво )

Спасибо, Neodim39!

URL
2012-10-20 в 15:59 

HelavisKrew
Чувства - лишь попытка осознать собственные инстинкты(с)Лофт
Я рыдала. Честно, просто рыдала Т---Т автор, выходите за меня замуж!
И пэйринг, кстати говоря, шикарный, думается мне. Мне нравится Оборо. И Сакура. И Сай.
Т_Т

2012-10-20 в 19:05 

_Neodim_
Всё к лучшему в этом лучшем из миров!
HelavisKrew, спасибо большое за коментик!
Рад, что фанф произвёл такое впечатление

   

Сакура и ее мужчины

главная