13:25 

Вода — это жизнь.

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Название: Вода — это жизнь
Автор: Laora
Бета: Lestarri, k8
Размер: 955 слов
Пейринг: Какаши/Сакура
Категория: гет
Жанр: романс, загадка
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Сакура постепенно вспоминает
Отказ от прав: все персонажи и мир Наруто принадлежит М.Кишимото

У Сакуры ни разу не получилось подсмотреть, как ест Какаши-сэнсэй; её это сразу же насторожило, но тогда она не поняла. Ей, правда, было очень интересно, что у сэнсэя под маской: они даже пытались узнать, она, Наруто и Саске, но у них так ничего и не получилось.
Она не поняла и когда на одной из начальных миссий, совершенно пустяковых, вроде той, в Стране Чая, повредила ногу; Какаши-сэнсэй пришел ей на помощь. Помогал с перевязками, соизволив отвлечься от любви всей своей жизни, «Ичи-Ичи»; практически носил в туалет, а однажды ночью принес ей стакан с водой — как спасение.
Сакура до сих пор помнила сон, который приснился ей той ночью: пустыня, иссушающая рот, и кипящий яд в собственной крови; она поняла, что напиться может только своей кровью — и проснулась. Уснуть снова Сакура не смогла. Она ворочалась, пытаясь не потревожить больную ногу, пока в дверь ее комнаты не постучали.
Это был Какаши-сэнсэй. В руке он держал стакан воды — будто мысли прочитал.
— Вода — это жизнь, — сказал Какаши, когда она отдала ему пустой стакан и поблагодарила. А потом улыбнулся — так, как он улыбался: чуть прищурив глаз.
Фраза отозвалась в ней острым беспокойством, но нет, она не догадалась.
Она не вспомнила даже после первого поцелуя, который произошел из-за тренировки. Она поспорила, что сможет отобрать колокольчики у сэнсэя одна, без Наруто.
Соревнование она проиграла: смущенная, забыла о колокольчиках напрочь.
Поначалу она считала тот поцелуй ошибкой. По ее мнению, ошибочными были почти все первые поцелуи: взять хотя бы Саске и Наруто. Им не повезло, вот и ей с Какаши-сэнсеем… тоже.
Ох, как же она тогда была на него зла. Он уворачивался, и ей все не удавалось попасть… никак не удавалось. Она думала: вот, решил посмеяться, издевается, потому и согласился!
А потом он перехватил ее руку, когда сама она, Сакура, по инерции еще летела вперед, и все получилось случайно: целовать сквозь маску — почти как спать на разных сторонах одной постели, посредине положив длинный меч.
И сам Какаши, наверное, думал — ошибка. Они дружно сделали вид, что ничего не было, и сэнсэй выглядел таким же скучающим, как всегда, когда Сакура перевязывала его боевые раны: после того злосчастного поцелуя одним ударом об землю не обошлось.
Любовь к «Иче-Иче», в которую Какаши продолжал таращиться часами, тоже ничем хорошим для него не закончилась. На последней пустяковой миссии, еще до того, как сэнсэя чуть было не выбрали Шестым Хокаге, книга едва не стала причиной его смерти. Нет, сэнсэй не читал ее демонстративно во время драки: «Ича-Ича» выпала во время поединка с врагом. Попытавшись ее подобрать, Какаши пропустил вражеское дзюцу и, кабы не Наруто, загнулся бы на месте.
Не на шутку обеспокоенная Сакура двинулась к капитану Ямато. Он, кажется, разделял пристрастие Какаши и «Иче», но его профессиональная деятельность от этого не страдала. Сакуру сэнсэй все равно не послушает, но, может, к капитану Ямато прислушается… Они же вроде были в АНБУ вместе.
— Сэмпай и меня слушать не станет, — выслушав Сакуру, Ямато покачал головой. — Видишь ли… после смерти своих друзей он ни с кем особенно не сближался. Этот отрешенный взгляд появился у него именно в то время. Он никого к себе не подпускает слишком близко, чтобы не страдать потом. Я помню только один раз, когда он со мной разоткровенничался.
— Какой? — спросила Сакура. Ее затея провалилась с треском, но сдаваться так просто она не собиралась.
— На одной миссии все его товарищи погибли. Сам он уцелел только благодаря шарингану и чувствовал себя совершенно разбитым. Ему казалось, будто он должен был умереть. Его не остановили на входе в деревню — на него просто не обратили внимания. Он думал, что уже мертв, пока не увидел маленькую девочку. Девочка дала ему напиться. По словам сэмпая, та вода вернула его к жизни.
Только услышав это, Сакура поняла.
…Ей, наверное, было лет семь, она едва ли не впервые поссорилась с Ино и жутко переживала по этому поводу… пока ее внимание не привлек человек, проходивший по улице.
Человек был в форме АНБУ. Его лицо скрывала маска в виде енота; он прижимал руку к боку и шел, едва переставляя ноги. Он возвращался с миссии: так ей позже сказали родители. Она, конечно, все им потом рассказала, и о том, как этот АНБУ остановился, чтобы попросить у нее воды, и о том, как умудрился выпить, не снимая маску — в тот миг, когда отвлеклась.
О крови на его руках, которыми он взял стакан с водой, она рассказала тоже. Кровь не была заметна на его темных форменных перчатках, но на возвращенном ей стакане остались смазанные багровые отпечатки. Тогда он извинился, а она покачала головой и взяла стакан: «Вам нужно в больницу».
«Да, я туда и иду», — сказал он. Она смотрела, как он уходит, и думала: он не упадет.
«И я не упаду. Что бы ни случилось».
Сакура вспоминала ту встречу не раз и не два. Мысль о незнакомом АНБУ всегда придавала ей сил: и тогда, в семь лет, когда она первой пришла к Ино мириться, и во время всех ее битв, в том числе — битвы с Сасори, когда кровь казалась ей кипящим ядом, будто в давнем сне.
Она всегда хотела узнать, кем был тот АНБУ — а он находился рядом все это время.
…Сакура не удивилась, когда чуть позже, тайком вытащив у заснувшего сэнсэя книжку, обнаружила между страницами собственную фотографию.
***
…Битва выдалась нелегкой. Сакуре полагалось бы теперь быть среди медиков, но, раненная слишком серьезно, она лежала пластом. Ей было все равно, что происходит вокруг: сначала она могла думать только о боли и радовалась, когда получалось уснуть.
Потом ей стало немного легче, и она поняла, кто лежит на койке справа: Какаши-сэнсэй. Его обычную маску сменила марлевая повязка, а Сакура сейчас ничем не могла ему помочь — несмотря на то, что они победили, и Саске вернулся, и…
Дотянуться до стакана на тумбочке было труднее, чем победить, но Сакуре это удалось. Она отпила несколько глотков; потом почувствовала на себе чужой взгляд и не глядя протянула стакан Какаши-сэнсэю.
«Вода — это жизнь».
Когда он взял стакан, Сакура поняла: все будет хорошо.

@темы: КакашиСакура, фанфик, романтика, гет

Комментарии
2014-02-11 в 18:18 

Chisana
I am not always serious but when I am I am not
Какой симпатичный фик, спасибо вам большое! :hlop:

2014-02-11 в 18:52 

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Chisana, :love:
Мои самоотверженные беты очень старались :pink:

2014-09-16 в 17:32 

Поразительно)

URL
     

Сакура и ее мужчины

главная